Сегодня 31-10-2020
31 октября 1837 года родился русский патологоанатом Михаил Матвеевич РУДНЕВ (1837-1878)

31 октября 1837 года родился русский патологоанатом Михаил Матвеевич РУДНЕВ (1837-1878)

31.10.1837 – родился Михаил Матвеевич РУДНЕВ (1837-1878) – русский патологоанатом. В 1860 году окончил Петербургскую медико-хирургическую академию, работал за границей у Р. Вирхова, с 1867 года профессор и заведующий кафедрой патологической анатомии в той же академии. Преподавал также патологическую анатомию в Ветеринарном институте и на Высших женских курсах. Впервые в России (с 1866) ввёл практические занятия по патологической гистологии. Издавал (1870-78) «Журнал для нормальной и патологической гистологии, фармакологии и клинической медицины». Основные труды по проблемам туберкулёза, трихинеллёза, амилоидоза, опухолей, экспериментальной патологии. Автор оригинального руководства по патологической анатомии. Вице-президент общества русских врачей (1870-72). Создал школу патологоанатомов (В.А. Афанасьев, К.Н. Виноградов, Н.П. Ивановский, В.П. Крылов и др.). Умер 10 декабря 1878 года в Москве.


2020-10-31 Автор: admin Комментариев: 5
Комментарии пользователей

Alex

Биография М.М.Руднева опубликована (см. ниже): Руднев Михаил Матвеевич (31.10.1837–10.12.1878) // Кто есть кто в патологической анатомии в России. Биографический справочник / Редактор-составитель А.Н. Зубрицкий. – М.: Астрея-центр, 2015. – С.153–155. Руднев Михаил Матвеевич (31.10.1837–22.12.1878) // Зубрицкий, А.Н. Кто есть кто в патологической анатомии в России. Биографический справочник. Издание второе, переработанное, исправленное и дополненное. – М.: Астрея-центр, 2017. – С.350–352.

Дата: 2018-01-17 12:54:38

Ответить

nic

Руднев, Михаил Матвеевич — доктор медицины, профессор и Ученый Секретарь Медико-Хирургической Академии, Вице-президент Общества Русских врачей в С.-Петербурге, редактор-издатель "Журнала нормальной и патологической гистологии, фармакологии и клинической медицины"; род. 31-го октября 1837 года, умер 10-го декабря 1879 года. Родился в Туле, в семье протоиерея и заслуженного профессора Тульской Духовной Семинарии M. Д. Руднева (см. выше); получив первоначальное образование в той же Семинарии и окончив в ней среднее Отделение, Руднев в 1855 г. поступил в С.-Петербургскую Медико-Хирургическую Академию и в 1860 году окончил в ней курс со званием лекаря с отличием (cum eximia laude), "за успехи в науках" был награжден серебряною медалью и оставлен, в числе лучших десяти человек, на три года при Академии, для дальнейшего специального образования. В продолжение этих трех лет Руднев работал, в качестве ординатора, в сифилидологической клинике профессора П. П. Заблоцкого-Десятовского и состоял помощником в патологоанатомической лаборатории профессора T. С. Иллинского, который только что был назначен на эту вновь учрежденную в Академии кафедру. Занимая с 1860 года должность ассистента при кафедре патологической анатомии, Руднев весь отдался исследованиям в области этой науки. Как ближайший помощник профессора Иллинского, он постоянно принимал самое деятельное участие во всех практических занятиях по патологической анатомии, приготовлял при патологоанатомических вскрытиях трупов препараты для Музея, устроенного при кафедре, и микроскопические препараты для демонстраций по время чтения лекций. Кроме работ при двух названных кафедрах, Р. прослушал в первый же год по окончании курса Академии частный курс физиологии у профессоров Сеченова и Якубовича и курс физики у профессора Хлебникова. Сдав затем экзамены на степень доктора медицины, Р. защитил в 1863 году диссертацию, темой для которой взял мало разработанный в то время вопрос "о бугорках и бугорковидных образованиях на серозных оболочках", и получил искомую степень. В это время окончился срок его прикомандирования, но Конференция Академии, обратив внимание на большую работоспособность и внимательное отношение Руднева к своей работе, отправила его на два года за границу, для научного усовершенствования в патологической анатомии, которую он окончательно избрал своей специальностью. В продолжение заграничной командировки Руднев работал в Вюрцбурге у профессоров Ферстера и Шерера и в Вене у профессора Брюкке, но большую часть своей командировки он провел в Берлине, куда в то время были обращены взоры всего образованного мира: там в полном блеске сияло новое светило науки — знаменитый Рудольф Вирхов, первый показавший настоящее значение патологической анатомии и создавший целлюлярную патологию. К нему в лабораторию стекались молодые ученые со всех концов света. К нему то тянуло и Руднева с самого начала командировки. Он посвятил себя всецело изучению патологической анатомии и почти все время проработал в лаборатории Вирхова; последний с большим интересом следил за его исследованиями и, так же, как профессор Иллинский в Петербурге, пользовался его микроскопическими препаратами для демонстраций на своих знаменитых курсах. Но в Берлине Р. пользовался вниманием не одного только Вирхова: многие европейские ученые занимались вместе с ним научными исследованиями; так, например, много статей, помещенных в немецких журналах того времени, подписаны: Kühne и Руднев, Max Schultze и Руднев. Вообще те два года, которые Руднев провел за границей, были самыми плодотворными по количеству серьезных, строго научных его трудов. К такого рода трудам Руднева надо отнести его химические и микроскопические исследования над амилоидным веществом. Этою работою, написанною на немецком языке и помещенною в "Архиве Вирхова" за 1865 год, Р. разрешил волновавший в то время медицинский мир вопрос о том, вырабатывается ли в человеческом теле крахмал, — вещество, свойственное исключительно растительному царству. Этот вопрос возник вследствие полученной при амилоидном перерождении органов химической реакции, как будто указывавшей на сходство этого патологического продукта с крахмалом. Благодаря исследованиям сначала Friedereich'а и Kecule, а затем Руднева и Kühne, особенно благодаря точным химическим анализам последних, было установлено, что сходство реакций не есть доказательство тождества, и что амилоидное вещество относится не к углеводородам, а к разновидностям белковых, азотистых веществ, не чуждых человеческому организму. В это же время Рудневым произведены были интересные микроскопические исследования "О развитии патологической кости", которые были напечатаны на двух языках — русском и английском; "О новообразованиях в печени и почках при вторичном сифилисе", об опухолях костей, сальника и так далее. Кроме того, своими "Исследованиями над осмиевой кислотой" Руднев указал на ее значение, как микроскопического реагента, чем обогатил гистологическую технику, которая, благодаря этому, получила возможность видеть и изучать неизвестные до того времени тонкости в устройстве тканевых элементов. И тотчас же сам Руднев использовал свое открытие, написав работу "Об эпидермоидальном слое кожи лягушки", познакомившую ученых с особыми причудливыми формами клеточек кожного эпителия. Этот труд его был напечатан в "Архиве" Max'а Schultze. Обогатившись таким солидным количеством научных знаний, старательно изучив методы преподавания в лучших европейских университетах, для чего он побывал еще в университетах Парижа и Лондона, Руднев вернулся в конце 1865 г. в Россию. Тотчас же по возвращении он был избран Конференцией Медико-Хирургической Академии на должность прозектора при кафедре патологической анатомии, к тому же профессору Иллинскому, у которого он работал до заграничной командировки. В скромной роли прозектора, с весьма скудными материальными средствами и научными пособиями, Руднев принялся за преподавательскую деятельность. Начал он ее в Академии с открытия не существовавших в ней до того времени курсов практических занятий патологической гистологией, на которые перенес дух учения Вирхова. Этим он дал то направление занятиям патологией, которое было уже принято везде за границей, но у нас еще известно не было; работы производились по строгому и точному научному методу. Благодаря этому, его ученики приобрели обширное поле для самостоятельного изучения болезненных процессов. Нужного для кафедры материала, — например, трупов было достаточно, и Иллинский тщательно разбирал и оценивал весь материал, который брался со вскрытий, обогащая тем коллекции патологического музея Академии; однако, со времени основания кафедры прошло слишком мало времени, чтобы возможно было довести ее до совершенства. Эта кафедра была открыта лишь в 1859 г., и на ее содержание отпускались столь незначительные суммы, что даже таких необходимых для лаборатории предметов, как микроскопы, было лишь пять, тогда как число студентов на старших курсах было более, чем по сто человек. К тому же еще профессор Иллинский работал один, так как Руднев был первый прозектор этой кафедры. Им он пробыл только один год, причем за это время был еще раз командирован за границу на летний семестр. 4-го августа 1867 года профессор Иллинский скончался в Париже, и Р. был избран на его место и утвержден в этой должности 30-го ноября 1867 г. Еще в сентябре 1867 года Рудневу было поручено читать лекции по патологической анатомии; в то же время на заседаниях Конференции Академии решался вопрос о замещении вакантной кафедры. Вскоре после избрания профессором Академии Руднев был приглашен преподавателем патологический гистологии в Ветеринарный Институт Медико-Хирургической Академии. Как профессор, он был одним из лучших в Медико-Хирургической Академии того времени. В его лаборатории, которая едва вмещала всех желавших пользоваться советами и руководством замечательного учителя, кипела широкая научная деятельность. Все очередные вопросы разрабатывались здесь под личным руководством Руднева. В высшей степени мягкое обращение со студентами, постоянная отзывчивость ко всем, кто к нему обращался, доставили Р. искреннюю любовь и глубокое уважение всех его учеников. Большая часть врачей, посещавших Академию, стремилась работать в его лаборатории; поэтому большинство защищавшихся тогда в Академии докторских и магистерских диссертаций выходило из его лабораторий. В короткое время Руднев создал в России целую самостоятельную школу патологоанатомов, из которых многие впоследствии сами занимали профессорские кафедры при Университетах и в Медико-Хирургической Академии. Руднев пользовался большим уважением среди своих товарищей — профессоров Академии. Так, в 1868 году, вскоре после избрания его профессором, он был избран Ученым Секретарем Конференции Академии, после ухода профессора Буяльского. Но эту почетную должность Руднев занимал недолго: в том же году у него вышли несогласия со студентами, которые были недовольны отношением Р. к одному из их товарищей, — протест их принял довольно крупные размеры, и Рудневу пришлось извиниться перед студентами; ввиду же того, что он, как уже было указано, любил своих слушателей, приведенный случай произвел на него такое тяжелое впечатление, что он тотчас же просил Конференцию уволить его от обязанностей Ученого Секретаря. Освобождая его от этой должности, Конференция писала Рудневу следующее: "Избирая Вас в 1868 году представителем своей педагогической и административной деятельности, Конференция руководилась почетной известностью, которую Вы снискали себе в науке и по кафедре. Теперь же, лишаясь Вас, она утешает себя мыслию, что освобождение от занятий, сопряженных с этим званием, даст Вам возможность всецело посвятить себя Вашей учебной и ученой деятельности, которою, по праву и справедливости, гордится Академия". С 1872 года Руднев начал читать патологическую анатомию для слушательниц Женских врачебных курсов. Сначала он читал их в Патологическом институте Медико-Хирургической Академии, а потом, с переходом Курсов в Николаевский военный госпиталь, — в последнем. Вопросам женского медицинского образования в России Руднев уделял много времени. Уже при самом учреждении Женских медицинских курсов в Петербурге он был одним из ревностных участников в их делах; когда же он занял на курсах место преподавателя, то внес сюда свой обычный труд, направление и свою душу. И здесь следствием его работы были многие научные труды его учениц. Насколько сочувственно относился Руднев к женскому образованию, видно из того, что начатое им "Руководство по общей патологии" посвящено "слушательницам медицинских курсов". К сожалению, этот труд его остался неоконченным: вследствие болезни он успел издать только 14 листов своего руководства, которые не захватывали и половины всего предмета общей патологии. Будучи профессором, Руднев не переставал и сам обогащать своими научными трудами медицинскую литературу — не только русскую, но и иностранную, особенно немецкую. Уже в первое время по возвращении из-за границы, Рудневу удалось открыть в Петербурге трихинную болезнь, которой до него никто в России не встречал. После же его статьи: "Über das Vorkommen der Trichinen in Russland", напечатанной в "Архиве" Вирхова за 1866 год, и статьи в "Медицинском Вестнике" за 1868 год: "Нерешенные вопросы в истории трихинной болезни", — русские врачи научились отыскивать этих паразитов, и последние оказались даже нередкими: в одном Петербурге в том же 1866 году они были найдены три раза на 150 вскрытиях; вскоре за тем они были найдены и в других городах России. После этого Руднев указал и на другую невиданную в России болезнь — эпидемию цереброспинального менингита. До тех пор эта болезнь считалась свойственной лишь странам Западной Европы; гарантия от цереброспинального менингита для России кончилась в 1867 году, когда Руднев указал на несколько случаев вскрытия трупов лиц, умерших от этой болезни в Петербурге. Последующими работами как самого Руднева, так и его учеников были разъяснены многие темные стороны дифференциальных патологоанатомических свойств этой болезни. Когда летом 1866 года в Петербурге свирепствовала холера, то Руднев всецело отдался изучению этой болезни. Все лето он работал над анатомическими и микроскопическими исследованиями обильного материала. Он нисколько не боялся заразы, хотя уже испытал на себе опасность работы патологоанатома, заразившись однажды трупным ядом. Плодом таких его трудов является "Патологическая анатомия холеры, господствовавшей в Петербурге в 1866 году", — работа, представляющая ценный вклад в русскую научную литературу. Кроме того, Руднев постоянно знакомил иностранных ученых с успехами патологической анатомии в России, сообщая в немецкие журналы рефераты работ, которые производились под его руководством. В 1870 году Руднев приступил к изданию специального "Журнала для патологической анатомии, гистологии и клинической медицины". На работу по изданию этого журнала он тратил массу сил и энергии, печатал в нем собственные труды, рецензии и рефераты иностранных и русских работ; привлекал к сотрудничеству в нем видных ученых и профессоров: Богдановского, Заварыкина, Забелина и др. Однако, журнал не имел большого распространения, причины чего лежали вне самого издания: во всей постановке нашего медицинского дела. И все же Руднев не поддавался унынию и до самой своей болезни, без всякой материальной поддержки и выгоды, из одного только желания принести пользу отечественной науке, продолжал это издание. Только в 1878 году, когда болезнь заставила его прекратить ученую деятельность, кончилась и его издательская работа, так что последняя книга его журнала вышла благодаря участию Н. П. Ивановского. Когда в 1872 году Руднев был назначен совещательным членом в Медицинский Совет при Министерстве Внутренних Дел, то он и здесь нашел себе много работы. С первых же шагов он столкнулся с неудовлетворительным положением патологоанатомического исследования судебно-медицинских случаев; и здесь он старался помочь своею опытностью, для чего издал в 1873 году книгу: "Метод судебно-медицинского исследования мертвых тел". Этот труд представляет весьма ценный вклад в судебную токсикологию, ясно указывая на то большое значение, какое может занимать микроскопический анализ в судебно-медицинской экспертизе. Руднев вел очень правильную жизнь, но, с увлечением занимаясь любимой наукой, забывал об опасности чрезмерного умственного переутомления. А отсюда-то и угрожала ему опасность: уже в последних его произведениях (последние листы "Общей патологии": Обзор медицинской литературы) появляются фальшивые нотки, предвещающие что-то недоброе. И все же Р. в первую половину 1877 года продолжает исполнять свои обязанности, хотя уже без обычного своего увлечения и с заметным утомлением. Его тяжелая болезнь (прогрессивный паралич) продолжалась год, и 10-го декабря 1878 года, Р. умер, всего на 41 году жизни; погребен он в Тульской губернии. Сразу же после его смерти Конференция Медико-Хирургической Академии постановила поставить бюст его в стенах Академии, где так кратковременно, но так плодотворно и много трудился для науки покойный M. M. Руднев. Для этого была открыта подписка среди его товарищей — профессоров и многочисленных его учеников. В этой подписке деятельное участие приняло Общество Русских врачей в С.-Петербурге, в котором Руднев был вице-президентом с 1870 до 1872 года. Уже к началу 1880 года была собрана достаточная сумма, и бюст был заказан скульптору-академику Чижову. Постановка этого бюста происходила в торжественном собрании 15-го ноября 1883 года; он находится в той аудитории анатомического института, где читал лекции Руднев.

Дата: 2017-10-31 13:02:06

Ответить

nic

Руднев, Михаил Матвеевич — доктор медицины, профессор и Ученый Секретарь Медико-Хирургической Академии, Вице-президент Общества Русских врачей в С.-Петербурге, редактор-издатель "Журнала нормальной и патологической гистологии, фармакологии и клинической медицины"; род. 31-го октября 1837 года, умер 10-го декабря 1879 года. Родился в Туле, в семье протоиерея и заслуженного профессора Тульской Духовной Семинарии M. Д. Руднева (см. выше); получив первоначальное образование в той же Семинарии и окончив в ней среднее Отделение, Руднев в 1855 г. поступил в С.-Петербургскую Медико-Хирургическую Академию и в 1860 году окончил в ней курс со званием лекаря с отличием (cum eximia laude), "за успехи в науках" был награжден серебряною медалью и оставлен, в числе лучших десяти человек, на три года при Академии, для дальнейшего специального образования. В продолжение этих трех лет Руднев работал, в качестве ординатора, в сифилидологической клинике профессора П. П. Заблоцкого-Десятовского и состоял помощником в патологоанатомической лаборатории профессора T. С. Иллинского, который только что был назначен на эту вновь учрежденную в Академии кафедру. Занимая с 1860 года должность ассистента при кафедре патологической анатомии, Руднев весь отдался исследованиям в области этой науки. Как ближайший помощник профессора Иллинского, он постоянно принимал самое деятельное участие во всех практических занятиях по патологической анатомии, приготовлял при патологоанатомических вскрытиях трупов препараты для Музея, устроенного при кафедре, и микроскопические препараты для демонстраций по время чтения лекций. Кроме работ при двух названных кафедрах, Р. прослушал в первый же год по окончании курса Академии частный курс физиологии у профессоров Сеченова и Якубовича и курс физики у профессора Хлебникова. Сдав затем экзамены на степень доктора медицины, Р. защитил в 1863 году диссертацию, темой для которой взял мало разработанный в то время вопрос "о бугорках и бугорковидных образованиях на серозных оболочках", и получил искомую степень. В это время окончился срок его прикомандирования, но Конференция Академии, обратив внимание на большую работоспособность и внимательное отношение Руднева к своей работе, отправила его на два года за границу, для научного усовершенствования в патологической анатомии, которую он окончательно избрал своей специальностью. В продолжение заграничной командировки Руднев работал в Вюрцбурге у профессоров Ферстера и Шерера и в Вене у профессора Брюкке, но большую часть своей командировки он провел в Берлине, куда в то время были обращены взоры всего образованного мира: там в полном блеске сияло новое светило науки — знаменитый Рудольф Вирхов, первый показавший настоящее значение патологической анатомии и создавший целлюлярную патологию. К нему в лабораторию стекались молодые ученые со всех концов света. К нему то тянуло и Руднева с самого начала командировки. Он посвятил себя всецело изучению патологической анатомии и почти все время проработал в лаборатории Вирхова; последний с большим интересом следил за его исследованиями и, так же, как профессор Иллинский в Петербурге, пользовался его микроскопическими препаратами для демонстраций на своих знаменитых курсах. Но в Берлине Р. пользовался вниманием не одного только Вирхова: многие европейские ученые занимались вместе с ним научными исследованиями; так, например, много статей, помещенных в немецких журналах того времени, подписаны: Kühne и Руднев, Max Schultze и Руднев. Вообще те два года, которые Руднев провел за границей, были самыми плодотворными по количеству серьезных, строго научных его трудов. К такого рода трудам Руднева надо отнести его химические и микроскопические исследования над амилоидным веществом. Этою работою, написанною на немецком языке и помещенною в "Архиве Вирхова" за 1865 год, Р. разрешил волновавший в то время медицинский мир вопрос о том, вырабатывается ли в человеческом теле крахмал, — вещество, свойственное исключительно растительному царству. Этот вопрос возник вследствие полученной при амилоидном перерождении органов химической реакции, как будто указывавшей на сходство этого патологического продукта с крахмалом. Благодаря исследованиям сначала Friedereich'а и Kecule, а затем Руднева и Kühne, особенно благодаря точным химическим анализам последних, было установлено, что сходство реакций не есть доказательство тождества, и что амилоидное вещество относится не к углеводородам, а к разновидностям белковых, азотистых веществ, не чуждых человеческому организму. В это же время Рудневым произведены были интересные микроскопические исследования "О развитии патологической кости", которые были напечатаны на двух языках — русском и английском; "О новообразованиях в печени и почках при вторичном сифилисе", об опухолях костей, сальника и так далее. Кроме того, своими "Исследованиями над осмиевой кислотой" Руднев указал на ее значение, как микроскопического реагента, чем обогатил гистологическую технику, которая, благодаря этому, получила возможность видеть и изучать неизвестные до того времени тонкости в устройстве тканевых элементов. И тотчас же сам Руднев использовал свое открытие, написав работу "Об эпидермоидальном слое кожи лягушки", познакомившую ученых с особыми причудливыми формами клеточек кожного эпителия. Этот труд его был напечатан в "Архиве" Max'а Schultze. Обогатившись таким солидным количеством научных знаний, старательно изучив методы преподавания в лучших европейских университетах, для чего он побывал еще в университетах Парижа и Лондона, Руднев вернулся в конце 1865 г. в Россию. Тотчас же по возвращении он был избран Конференцией Медико-Хирургической Академии на должность прозектора при кафедре патологической анатомии, к тому же профессору Иллинскому, у которого он работал до заграничной командировки. В скромной роли прозектора, с весьма скудными материальными средствами и научными пособиями, Руднев принялся за преподавательскую деятельность. Начал он ее в Академии с открытия не существовавших в ней до того времени курсов практических занятий патологической гистологией, на которые перенес дух учения Вирхова. Этим он дал то направление занятиям патологией, которое было уже принято везде за границей, но у нас еще известно не было; работы производились по строгому и точному научному методу. Благодаря этому, его ученики приобрели обширное поле для самостоятельного изучения болезненных процессов. Нужного для кафедры материала, — например, трупов было достаточно, и Иллинский тщательно разбирал и оценивал весь материал, который брался со вскрытий, обогащая тем коллекции патологического музея Академии; однако, со времени основания кафедры прошло слишком мало времени, чтобы возможно было довести ее до совершенства. Эта кафедра была открыта лишь в 1859 г., и на ее содержание отпускались столь незначительные суммы, что даже таких необходимых для лаборатории предметов, как микроскопы, было лишь пять, тогда как число студентов на старших курсах было более, чем по сто человек. К тому же еще профессор Иллинский работал один, так как Руднев был первый прозектор этой кафедры. Им он пробыл только один год, причем за это время был еще раз командирован за границу на летний семестр. 4-го августа 1867 года профессор Иллинский скончался в Париже, и Р. был избран на его место и утвержден в этой должности 30-го ноября 1867 г. Еще в сентябре 1867 года Рудневу было поручено читать лекции по патологической анатомии; в то же время на заседаниях Конференции Академии решался вопрос о замещении вакантной кафедры. Вскоре после избрания профессором Академии Руднев был приглашен преподавателем патологический гистологии в Ветеринарный Институт Медико-Хирургической Академии. Как профессор, он был одним из лучших в Медико-Хирургической Академии того времени. В его лаборатории, которая едва вмещала всех желавших пользоваться советами и руководством замечательного учителя, кипела широкая научная деятельность. Все очередные вопросы разрабатывались здесь под личным руководством Руднева. В высшей степени мягкое обращение со студентами, постоянная отзывчивость ко всем, кто к нему обращался, доставили Р. искреннюю любовь и глубокое уважение всех его учеников. Большая часть врачей, посещавших Академию, стремилась работать в его лаборатории; поэтому большинство защищавшихся тогда в Академии докторских и магистерских диссертаций выходило из его лабораторий. В короткое время Руднев создал в России целую самостоятельную школу патологоанатомов, из которых многие впоследствии сами занимали профессорские кафедры при Университетах и в Медико-Хирургической Академии. Руднев пользовался большим уважением среди своих товарищей — профессоров Академии. Так, в 1868 году, вскоре после избрания его профессором, он был избран Ученым Секретарем Конференции Академии, после ухода профессора Буяльского. Но эту почетную должность Руднев занимал недолго: в том же году у него вышли несогласия со студентами, которые были недовольны отношением Р. к одному из их товарищей, — протест их принял довольно крупные размеры, и Рудневу пришлось извиниться перед студентами; ввиду же того, что он, как уже было указано, любил своих слушателей, приведенный случай произвел на него такое тяжелое впечатление, что он тотчас же просил Конференцию уволить его от обязанностей Ученого Секретаря. Освобождая его от этой должности, Конференция писала Рудневу следующее: "Избирая Вас в 1868 году представителем своей педагогической и административной деятельности, Конференция руководилась почетной известностью, которую Вы снискали себе в науке и по кафедре. Теперь же, лишаясь Вас, она утешает себя мыслию, что освобождение от занятий, сопряженных с этим званием, даст Вам возможность всецело посвятить себя Вашей учебной и ученой деятельности, которою, по праву и справедливости, гордится Академия". С 1872 года Руднев начал читать патологическую анатомию для слушательниц Женских врачебных курсов. Сначала он читал их в Патологическом институте Медико-Хирургической Академии, а потом, с переходом Курсов в Николаевский военный госпиталь, — в последнем. Вопросам женского медицинского образования в России Руднев уделял много времени. Уже при самом учреждении Женских медицинских курсов в Петербурге он был одним из ревностных участников в их делах; когда же он занял на курсах место преподавателя, то внес сюда свой обычный труд, направление и свою душу. И здесь следствием его работы были многие научные труды его учениц. Насколько сочувственно относился Руднев к женскому образованию, видно из того, что начатое им "Руководство по общей патологии" посвящено "слушательницам медицинских курсов". К сожалению, этот труд его остался неоконченным: вследствие болезни он успел издать только 14 листов своего руководства, которые не захватывали и половины всего предмета общей патологии. Будучи профессором, Руднев не переставал и сам обогащать своими научными трудами медицинскую литературу — не только русскую, но и иностранную, особенно немецкую. Уже в первое время по возвращении из-за границы, Рудневу удалось открыть в Петербурге трихинную болезнь, которой до него никто в России не встречал. После же его статьи: "Über das Vorkommen der Trichinen in Russland", напечатанной в "Архиве" Вирхова за 1866 год, и статьи в "Медицинском Вестнике" за 1868 год: "Нерешенные вопросы в истории трихинной болезни", — русские врачи научились отыскивать этих паразитов, и последние оказались даже нередкими: в одном Петербурге в том же 1866 году они были найдены три раза на 150 вскрытиях; вскоре за тем они были найдены и в других городах России. После этого Руднев указал и на другую невиданную в России болезнь — эпидемию цереброспинального менингита. До тех пор эта болезнь считалась свойственной лишь странам Западной Европы; гарантия от цереброспинального менингита для России кончилась в 1867 году, когда Руднев указал на несколько случаев вскрытия трупов лиц, умерших от этой болезни в Петербурге. Последующими работами как самого Руднева, так и его учеников были разъяснены многие темные стороны дифференциальных патологоанатомических свойств этой болезни. Когда летом 1866 года в Петербурге свирепствовала холера, то Руднев всецело отдался изучению этой болезни. Все лето он работал над анатомическими и микроскопическими исследованиями обильного материала. Он нисколько не боялся заразы, хотя уже испытал на себе опасность работы патологоанатома, заразившись однажды трупным ядом. Плодом таких его трудов является "Патологическая анатомия холеры, господствовавшей в Петербурге в 1866 году", — работа, представляющая ценный вклад в русскую научную литературу. Кроме того, Руднев постоянно знакомил иностранных ученых с успехами патологической анатомии в России, сообщая в немецкие журналы рефераты работ, которые производились под его руководством. В 1870 году Руднев приступил к изданию специального "Журнала для патологической анатомии, гистологии и клинической медицины". На работу по изданию этого журнала он тратил массу сил и энергии, печатал в нем собственные труды, рецензии и рефераты иностранных и русских работ; привлекал к сотрудничеству в нем видных ученых и профессоров: Богдановского, Заварыкина, Забелина и др. Однако, журнал не имел большого распространения, причины чего лежали вне самого издания: во всей постановке нашего медицинского дела. И все же Руднев не поддавался унынию и до самой своей болезни, без всякой материальной поддержки и выгоды, из одного только желания принести пользу отечественной науке, продолжал это издание. Только в 1878 году, когда болезнь заставила его прекратить ученую деятельность, кончилась и его издательская работа, так что последняя книга его журнала вышла благодаря участию Н. П. Ивановского. Когда в 1872 году Руднев был назначен совещательным членом в Медицинский Совет при Министерстве Внутренних Дел, то он и здесь нашел себе много работы. С первых же шагов он столкнулся с неудовлетворительным положением патологоанатомического исследования судебно-медицинских случаев; и здесь он старался помочь своею опытностью, для чего издал в 1873 году книгу: "Метод судебно-медицинского исследования мертвых тел". Этот труд представляет весьма ценный вклад в судебную токсикологию, ясно указывая на то большое значение, какое может занимать микроскопический анализ в судебно-медицинской экспертизе. Руднев вел очень правильную жизнь, но, с увлечением занимаясь любимой наукой, забывал об опасности чрезмерного умственного переутомления. А отсюда-то и угрожала ему опасность: уже в последних его произведениях (последние листы "Общей патологии": Обзор медицинской литературы) появляются фальшивые нотки, предвещающие что-то недоброе. И все же Р. в первую половину 1877 года продолжает исполнять свои обязанности, хотя уже без обычного своего увлечения и с заметным утомлением. Его тяжелая болезнь (прогрессивный паралич) продолжалась год, и 10-го декабря 1878 года, Р. умер, всего на 41 году жизни; погребен он в Тульской губернии. Сразу же после его смерти Конференция Медико-Хирургической Академии постановила поставить бюст его в стенах Академии, где так кратковременно, но так плодотворно и много трудился для науки покойный M. M. Руднев. Для этого была открыта подписка среди его товарищей — профессоров и многочисленных его учеников. В этой подписке деятельное участие приняло Общество Русских врачей в С.-Петербурге, в котором Руднев был вице-президентом с 1870 до 1872 года. Уже к началу 1880 года была собрана достаточная сумма, и бюст был заказан скульптору-академику Чижову. Постановка этого бюста происходила в торжественном собрании 15-го ноября 1883 года; он находится в той аудитории анатомического института, где читал лекции Руднев.

Дата: 2017-10-31 13:02:06

Ответить

Зловреднов

И не умер, а повесился, предварительно приняв цианистый калий!

Дата: 2016-10-31 08:08:44

Ответить

alex

М.М.Руднев умер не в Москве, а в Петербурге.

Дата: 2015-02-12 12:54:33

Ответить

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Персоны

Прилуцкий Андрей Александрович

Министр здравоохранения Рязанской области, заслуженный врач Российской Федерации

Специализация:

Количество публикаций: (0)

Калинин Роман Евгеньевич

Ректор РязГМУ, доктор медицинских наук, профессор, сердечно-сосудистый хирург

Специализация:

Количество публикаций: (2)

Нагибин Олег Александрович

Главный врач ОП Центр ядерной медицины г.Рязань ООО «ЯДЕРНЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ»

Специализация:

Количество публикаций: (6)

Хоминец Владимир Владимирович

Заместитель министра здравоохранения Рязанской области

Специализация:

Количество публикаций: (0)

Логин: Пароль: Войти