Сегодня 23-03-2017
23 марта 1776 года родился врач, первый русский профессор Матвей Яковлевич МУДРОВ (1776-1831)

23 марта 1776 года родился врач, первый русский профессор Матвей Яковлевич МУДРОВ (1776-1831)

23.03.1776 – родился Матвей Яковлевич МУДРОВ (1776-1831) – врач, организатор первой клиники Московского университета и первый русский профессор, основоположник клинической медицины в России.

 

Матвей Яковлевич Мудров (1776-1831) был «несомненно, виднейшим представителем клинической медицины в России в первой трети XIX века» (В.И.Бородулин,1988). Он разработал систему опроса больного, ввел в обиход историю болезни как медицинский документ и сформулировал (правда, провозглашенный уже К.В. Гуфеландом) постулат лечения больного, а не болезни. Командированный за границу, он слушал лекции самых известных клиницистов того времени: Гуфеланда (Берлин), Решлауба (Гамбург), Рихтера и Балдингера  и Озиандра (Геттинген), Беера (Вена), побывал в университетах Лансгута, Бамберга, Берлина и Вюрцбурга, где слушал не только «хирургию у Зибольда», но и лекции по натурфилософии Ф.Шеллинга (Friedrich Wilhelm Joseph von Schelling, 1775-1854), четыре года прожил в Париже, где посещал лекции Порталя, Пинеля, Бойе и других видных клиницистов того времени, работал в Виленском университете, где познакомился с И. Франком (А.Г.Гукасян,1949).  Пожалуй, наиболее интересным из них был Ф.Озиандр (Friedrich Benjamin Osiander,1759-1822), профессор акушерского дела и директор родильного дома Геттингенского университета. Ф.Озиандр возглавлял родильный дом в течение тридцати лет. За это время около 3500 женщин родили здесь детей. В отличие от других стран, в нем готовили не акушерок, а мужчин-врачей, и это было образцовое родовспомогательное учреждение, вероятно, лучшее в Европе (власти Ганновера не скупились на оказание финансовой помощи). Однако, как врач М.Я. Мудров сформировался в те годы, когда перкуссия была в забвении, а Р.Лаэннек не сделал еще своего гениального открытия. Став ординарным профессором патологии, терапии и клиники Московской медико-хирургической академии (1809), и будучи Кристоф Гуфеланд.сначала поклонником эмпирической школы К. Гуфеланда (ChristofWilhelmHufeland,1762-1836), затем Ф.-В.Бруссе, ярого антипода Лаэннека, М.Я. Мудров с физикальными методами познакомился, будучи уже зрелым клиницистом и из вторых рук. М.Я.Мудров и его современники от Лаэннека впервые узнали, что больного, оказывается, можно не только расспрашивать, но и аускультировать! Вероятно, и гигиеническое состояние больных - госпитали предназначались для неимущих, отнюдь не располагало к тому, чтобы врач приникал к ним ухом. Не случайно же появление особо длинных стетоскопов, максимально увеличивающих дистанцию «врач-больной» (рубеж для переползания насекомых), которые так и именовались: «стетоскоп бедных», «тюремный стетоскоп» и т.д. Вероятней всего, что не аускультация привлекла внимание Мудрова, а патологические изыскания Лаэннека! М.Я. Мудров «…верил в Бога, в наблюдение у постели больного и в секционный нож…» (В.И. Бородулин, 1991).  Примечательно, что историк медицины говорит: «…из имеющихся в литературе источников нельзя видеть, как относился Мудров к выслушиванию и выстукиванию» (Л.Я.Скороходов, 2010). В одной из лекций М.Я. Мудрова, относящихся к 1829 году, он пишет: «…Применяется также и выстукивание груди по способу Ауэнбруггера, т.е. ударяют пальцами по грудной клетке больного, и тот, кто сумеет различить звуки, получаемые при этом, тот получит много полезного для заключения о характере болезни. Лаэннек по счастливой случайности изобрел посредственное выслушивание и инструмент, который назвал стетоскопом. Если приложить этот инструмент к грудной клетке, можно прослушать различные звуки. В случае заполнения грудной полости водой дыхательный звук не слышен или же он слышен только в верхнем или только в нижнем ее отделах. Если имеются нарывы (vomicae), покрытые оболочкой, то при помощи стетоскопа прослушивается грудной голос. Когда в полости Московская клиника начала XIX векагруди имеются гной, воздух или вода, то при помощи стетоскопа прослушивается звук, похожий на блеянье козы» (цит. по А.Г. Лушникову, 1959). Едва ли это лапидарное описание служит основанием для  утверждения, что М.Я. Мудров  сделал « очень много для популяризации в России методов перкуссии и аускультации» (И.А.Шамов,1987),   что им «… впервые в России …подробно обсуждалась значимость предложенной Л.Ауэнбруггером еще в 1761 г. перкуссии и разработанной Р.Лаэннеком аускультации…» ( А.В. Недоступ, О.А. Благова, 2010), или  он «…одним из первых в России применил методы пальпации, перкуссии и аускультации» (Т.С. Сорокина,2007). При всем пиетете к имени выдающегося клинициста,  эти предположения выглядят преувеличением.  В данном случае определения «первым» и «подробно» - суть гиперболы. Нет никаких свидетельств того, что М.Я. Мудров был знаком с первоисточником - 900-страничным трудом Лаэннека, и узнал он о гениальном открытии французского клинициста, всего вероятнее, от А.И. Овера, который слушал в Париже лекции Р. Лаэннека и Г. Андраля. После возвращения А.И.Овера из-за границы «…желая знать о плодах его трудов…и особенно интересуясь успехами патологической анатомии во Франции М.Я. Мудров рассмотрел лекции Лейнека и Андраля, записанные Овером особенно тщательно с изусного их преподавания…» (А.Г. Лушников, указ. соч., стр 156). Правильнее предположить, что М.Я.Мудров только « говорил на лекциях о перкуссии и аускультации» (М.К.Кузьмин, 1977). В те времена методика освоения опосредованной аускультации еще только формировалась и, конечно, лишь «мастер-класс» клинического преподавателя (как у Р. Лаэннека) мог помочь студентам овладеть методом. Ведь сам М.Я.Мудров писал: «Многим наукам можно научиться, сидя в своей комнате, через долговременное собственное упражнение без учителя; но медицине, и в особенности высочайшей ее степени - врачебному искусству, никак и никогда. Для снискания знаний врачебного искусства непременно должно иметь живого опытного учителя…» (М.Я.Мудров, 1820). В то же время знаток проблемы, Ф.С.Цыцурин спустя двадцать лет говорил: «Аускультатацию, следовательно, как и большую часть физической диагностики, невозможно изучить из книг». Но, чтобы проводить «мастер-класс», надо самому практически овладеть методом, а вот на это в биографии М.Я.Мудрова никаких указаний нет. Бесспорно578_1, М.Я. Мудров внес значительный вклад в повышение качества образовательного процесса: содержание его лекций и практических занятий совпадало (в отличие, скажем, от А.Труссо), он обучал студентов приемам диагностики («гиппократовским», конечно), в его клинике практиковались утренние профессорские и вечерние адъюнктские обходы вместе со студентами, ночные дежурства студентов и курация больных (А.М.Сточик, М.А.Пальцев, С.Н.Затравкин,1998). Он стремился, используя достижения естественных наук, перевести медицину « из гадательных наук к наукам верным». При этом он рекомендовал студентам «позабыть у порога храмины болящего тонкости более ученые, нежели умные, выдуманные для книжной торговли; не редких явлений, не новых лекарств искать, но искать точности и пользоваться старыми пособиями, полученных преданием из рук Ваших опытных учителей» (А.Г.Гукасян,1949). Аускультация и перкуссия никак в эти «старые пособия» и «предания» входить не могли! Зато они лежали в основе тех obscurae repertae, которым предавались и Мудров и его современники в своих «носографиях»!  Желанием Мудрова «было воплотить в студентах идеал Гиппократова врача» (Л.Я.Скороходов,2010), в то время, как Лаэннек, отдавая дань Гиппократу, предпочел все же заняться практическим делом – аускультацией, а не колебаться «подобно маятнику между различными «системами», как кумир Мудрова-Гуфеланд! Поражает, как мог М.Я.Мудров сочетать каноническое православие с масонством! «Широк русский человек…»,- говорил в таких случаях Ф.М.Достоевский. Примечательно, что М.Я.Мудров психологию московских купцов понимал ничуть не хуже Г.А.Захарьина, если судить по его советам студентам (А.Ф.Кони,1913). Однако, авторитет М.Я.Мудрова, «крупнейшего московского терапевта, за пределы Москвы не распространялся» (В.И.Бородулин, В.П.Бревнов,1997).

 

 


2017-03-23 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 0
23 марта 1907 года родился швейцарско-итальянский фармаколог и физиолог Даниеле БОВЕ (Daniel Bovet) (1907-1992) –

23 марта 1907 года родился швейцарско-итальянский фармаколог и физиолог Даниеле БОВЕ (Daniel Bovet) (1907-1992) –

23.03.1907 – родился Даниеле БОВЕ (Daniel Bovet) (1907-1992) – швейцарско-итальянский фармаколог и физиолог, одним из первых исследовал антигистаминные препараты, открыл синтетическое соединение с курареподобным действием. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1957 года – «за открытия, касающиеся синтетических соединений, блокирующих действие некоторых веществ организма, и в частности за обнаружение их действия на сосудистую систему и мышцы». Скончался Бове 08 апреля 1992 года.


2017-03-23 Автор: admin Комментариев: 0
Персоны

Прилуцкий Андрей Александрович

Министр здравоохранения Рязанской области, заслуженный врач Российской Федерации

Специализация:

Количество публикаций: (0)

Калинин Роман Евгеньевич

Ректор РязГМУ, доктор медицинских наук, профессор, сердечно-сосудистый хирург

Специализация:

Количество публикаций: (2)

Большакова Елена Евгеньевна

Заместитель главного врача по клинико-экспертной работе Городской клинической больницы №11

Специализация:

Количество публикаций: (3)

Филимонова Любовь Борисовна

Заведующий хирургическим кабинетом базовой стоматологической поликлиники РязГМУ, к. м. н., врач-стоматолог высшей квалификационной категории

Специализация:

Количество публикаций: (1)

Логин: Пароль: Войти