Актуально

Инвалидная коляска — где взять напрокат?

Как говорит русская пословица, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. На мой взгляд, к этому стоит добавить еще и такую часть: не зарекайся от болезни или травмы. 


2020-09-05 Автор: Pugnin Комментариев: 0
Публикация

Николай Ларинский: «Российская или европейская медицина. Часть – III»

Предпочтения российской элиты советской эпохи

Кстати говоря, сохранились очень любопытные воспоминания Н.К.Крупской о болезнях и заграничных врачах: ...Вскоре группа «Освобождение труда «вновь поставила вопрос о переезде в Женеву, и на этот раз уже один только Владимир Ильич голосовал против переезда туда. Начали собираться. Нервы у Владимира Ильича так разгулялись, что он заболел тяжелой нервной болезнью «священный огонь», которая заключается в том, что воспаляются кончики грудных и спинных нервов. Когда у Владимира Ильича появилась сыпь, взялась я за медицинский справочник. Выходило, что по характеру сыпи это — стригущий лишай. Тахтарев — медик не то четвертого, не то пятого курса — подтвердил мои предположения, и я вымазала Владимира Ильича йодом, чем причинила ему мучительную боль. Нам и в голову не приходило обратиться к английскому врачу, ибо платить надо было гинею. В Англии рабочие обычно лечатся своими средствами, так как доктора очень дороги. Дорогой в Женеву Владимир Ильич метался, а по приезде туда свалился и пролежал две недели». «В гостиницу, где мы остановились, мы пришли вечером больные, у обоих шла белая пена изо рта и напала на нас слабость какая-то. Как потом оказалось, мы, перекочевывая из ресторана в ресторан, где-то отравились рыбой. Пришлось ночью вызывать доктора. Владимир Ильич был прописан финским поваром, а я американской гражданкой, и потому прислуживающий позвал к нам американского доктора. Тот осмотрел Владимира Ильича, сказал, что дело очень серьезно, посмотрел меня, сказал: «Ну, вы будете живы!», надавал кучу лекарств и, почуяв, что тут что-то неладно, слупил с нас бешеную цену за визит. Провалялись мы пару дней и полубольные потащились в Женеву, куда приехали 7 января 1908 г. (25 декабря 1907 г.) Ильич потом писал Горькому, что мы дорогой «простудились». В Кракове у Крупской обострилась базедова болезнь — заболевание щитовидной железы. По мнению лечивших Крупскую врачей, причина заболевания — психические травмы, нервные перенапряжения, наследственное предрасположение, отсутствие нормальной половой жизни с супругом. Крупская часто уставала, стала раздражительной, у нее появлялось учащенное сердцебиение, одышка при физической нагрузке, стало заметно пучеглазие. Зиму 1913 г. я прохворала, стало скандалить сердце, дрожать руки, а главное, напала слабость. Ильич настоял, чтобы я пошла к доктору, доктор сказал: тяжелая болезнь, нервы надорвались, сердце переродилось — базедова болезнь, надо ехать в горы, в Закопане. Пришла домой, рассказываю, что сказал доктор. Жена сапожника, приходившая к нам топить печи и ходить за покупками, вознегодовала: «Разве вы нервная? — это барыни нервные бывают, те тарелками швыряются!» Тарелками я не швырялась, но для работы в таком состоянии была мало пригодна.. «После смерти матери у меня сделался рецидив базедовой болезни, и доктора направили меня в горы». После этой поездки Крупскую и оперировал Т.Кохер.

 … В связи с ухудшением здоровья Ульянова, как уже говорилось, в 1922 году из Германии приглашаются выдающийся невролог, профессор О.Ферстер и терапевт Г. Клемперер. Немцы пришли к совершенно неожиданному, фантастическому выводу: у Ленина отравление свинцом (в его теле оставались две пули, выпущенные в 1918 году Ф.Каплан). Ленин, как и его лечащий врач, профессор В.Н.Розанов к предложению удалить пули отнеслись скептически. Владимир Ильич нехотя согласился удалить одну из пуль, поддавшись уговорам близких и врачей. Н.А.Семашко пригласил для этой несложной операции выдающего немецкого хирурга, профессора Берлинского университета, директора II хирургической клиники (клиника Рудольфа Вирхова в структуре госпиталя Шарите), директора больницы Моабит, тайного медицинского советника (а всех своих тайных советников большевики передушили!) Морица Борхадта (Moritz Borhardt,1868-1948), который с собой привез не только чемодан инструментов, но даже…раствор новокаина! М. Борхард удивился, что его пригласили для такой пустяковой операции и дважды предложил В.Н.Розанову (будущий погубитель Фрунзе!) оперировать Ленина самому, но тот отказался! Наши профессора перед немецкими конфузились и стеснялись, хотя за год перед этим не испугался Розанов оперировать Сталина по поводу флегмонозного аппендицита. Точно в день рождение Ленина, 22 апреля 1922 года, под масочным эфирным наркозом (а не под местной анестезией, как писали раньше!) Борхардт молниеносно извлек пулю из-под кожи шеи вождя. Трехсантиметровый разрез, три шва на кожу, перевязки. В данном случае все было сделано «как положено»: Ленину произвели рентгеновское исследование (в Институте биофизики П.П. Лазарева), чтобы зафиксировать положение пуль, хотя та, которую удали Борхардт, прощупывалась очень легко! Любопытно, что позже А.Д.Очкин написал, что вождя оперировал В.Н.Розанов. Соратники немедленно принимают меры: из Германии к больному приглашены виднейшие европейские специалисты того времени: Оскар Минковски, Адольф Штрюмпель, Освальд Бумке (за пять лет до этого он дважды консультировал ефрейтора А.Гитлера!) и Макс Нонне, из Швеции – С.Э. Геншен. Монгольская народная партия предлагает прислать тибетского врача, но пока обошлись без него. 21 марта проходит расширенный консилиум с участием С.Геншена, О.Бумке, А.Штрюмпеля, М.Нонне, О.Ферстера, П.Н.Елистратова и В.В.Крамера. Ареопаг светил установил, что к имевшимся ранее симптомам добавилась сенсорная афазия. Врачи снова вернулись к идее сифилитического происхождения болезни. Осмотрев больного соло А.Штрюмпель (Ernst Adolf Gustav Gottfried von Strümpell, 1853-1925), виднейший немецкий невролог и интернист, ставит диагноз «endarteriitis luetica» — «сифилитичекий эндартериит». Примечательно, что реакция Вассермана в крови и ликворе отрицательные, глазные симптомы сифилиса отсутствуют. Штрюмпель объясняет это тем, что поражение сосудов при сифилисе — проявление третичного, висцерального сифилиса, когда диагностические реакции «молчат». Отсюда и его рекомендация: «…терапия должна быть только специфической…». В.И.Ленину были назначены арсенобензольные и йодистые и ртутные препараты, но их пришлось скоро отменить из-за возникшего у него воспаления легких… Ленин очень обо всех заботился. Например, он пишет Н.А. Семашко 16 марта 1921 г.: «Очень прошу назначить специальное лицо (лучше, известного врача), знающего заграницу и известного за границей), для отправки за границу, в Германию Цюрупы, Крестинского, Осинского, Кураева, Горького, Короленко и других. Надо умело запросить, попросить, сагитировать, написать в Германию, помочь больным и т.д. Сделать архиаккуратно».
Поразительно, что еще находятся люди, восхищающиеся «несгибаемыми» большевиками! Не знаю, как насчет несгибаемости, а вот цинизма у них хватало с избытком: именно в 1921 году (в разгар голода в Поволжье) в Германию на лечение отправляются пламенные революционеры А.И.Рыков, с женой и дочерью, Н.И.Бухарин с женой, А.М.Горький с целым выводком домочадцев. И началось: многие представители советского и партийного истеблишмента. Правдами и неправдами стремились в Германию (позже в Австрию) как медицинскую «Мекку»! За государственный счет, разумеется. «Я другой такой страны не знаю, где так счастлив был бы человек!», — писал Лебедев-Кумач. Добавлю, только тот человек, кто ближе к кормушке! А поскольку это была халява, то большевистские большие и малые «вожди» еще кочевряжились и требовали самых лучших врачей и самые известные клиники. В это время у наших бонз были два любимых доктора, два действительно выдающихся клинициста: немецко-австрийский интернист еврейского происхождения, директор II терапевтической клиники госпиталя Шарите Ф. Краус (Friedrich Kraus,1858-1936).
Один из основателей современной электрокардиографии и учения о патологии вегетативной нервной системы, автор десятитомного руководства по внутренним болезням и т.д. считался «большим другом СССР». «Дружба» эта была не бескорыстной, хотя иногда и великий Краус допускал досадные диагностические «ляпы».
В середине 20-х гг. к нему на консультацию прибыл «знаменитый» «наркомпрод» РСФСР, в 1923-1925 председатель Госплана СССР, с 1925 нарком внешней и внутренней торговли СССР, с 1923 член ЦК партии, в 1922-1928 член Президиума ВЦИК и ЦИК СССР Александр Дмитриевич Цюрупа (1870-1928). Российские клиницисты (Д.Д.Плетнев и др.) считали, что Цюрупа страдает «грудной жабой», а Ф.Краус вдруг заявил, что у него желчно-каменная болезнь, а боль в области сердца — «отраженная»! Цурюпа был достаточно большой «шишкой» и его милостиво разрешили оперировать в Берлине, а сарказмы в адрес советских врачей высказывал не только Краус, но и наши вожди вроде Л.Б.Красина (вскоре он помрет от злокачественной анемии, которую не вылечили ни немецкие, ни английские светила!). Прошло два года и Цюрупа (лечащий врач —М.И.Вихерт), у которого не было (по Краусу!) ИБС, вдруг умер от остановки кровообращения (внезапная смерть) на курорте в Мухалатке. На вскрытии полная картина ИБС! Но пыл желающих лечиться не угас!
Н.Ларинский, 2012 (Продолжение следует)


2012-11-02 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 0 Источник: UZRF.ru
Логин: Пароль: Войти