Актуально

Курить или дышать полной грудью — выбор за вами

ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь легких) — хроническое воспалительное заболевание дыхательной системы, возникающее под воздействием различных экологических факторов, главным из которых является курение. Заболевание характеризуется неуклонным прогрессированием и постепенным снижением функции легких с развитием хронической дыхательной недостаточности.


2020-07-13 Автор: Pugnin Комментариев: 0 Источник: uzrf
Публикация

«Агрессивная жертва агрессии?»

Кайзер Вильгельм II и опасное акушерство

Совершенно случайно натолкнулся на 600-страничную книжку Виктора Евсеевича Радзинского «Акушерская агрессия» (М., 2011). Акушерство лежит за пределами моих интересов, но мимо такого, без преувеличения, бестселлера, пройти я не могу. А вот болезни выдающихся личностей как раз очень меня интересуют, и моментально возник вопрос: жертв аддиктивных и аффективных расстройств среди великих немало, а как насчет акушерских манипуляций? Вот тут и вспомнился «синдром кайзера Вильгельма», но тут, кажется, не все так однозначно…

В.Е. Радзинский определяет акушерскую агрессию как «…ятрогенные, научно не обоснованные действия, якобы направленные на пользу, а в результате приносящие матери и плоду только вред. И речь именно о вреде мы не относим к агрессии назначение бесполезных средств без выраженного вредного действия…». В случае германского императора и короля Пруссии Фридриха Вильгельма Прусского (Friedrich Wilhelm Viktor Albert von Preußen, 1859-1941) все было именно так. Он был сыном принца Фридриха Прусского и принцессы Виктории, старшей дочери английской королевы, и приходился кузеном королю Георгу V и императору Николаю II.

Это была первая беременность принцессы Прусской Виктории, которой тогда исполнилось 19 лет. Потом у нее родилось еще семеро детей, но такой, во всех смыслах, был один! Еще до рождения ребенка королева Виктория позаботилась о том, чтобы его няня и ближайшие воспитатели были англичанами (главной няней стала некая мисс Хоббс). Все было бы ничего, но королева настояла на том, чтобы принцесса Вики имела в своем распоряжении британских врачей, поскольку немецкие специалисты хуже английских, в особенности гинекологи (?!). По ее мнению, британские врачи были «самыми лучшими в мире, более искусными и намного более деликатными» (C. Hibbert, 2000). В этой связи королева направила к принцессе опытную акушерку миссис Инноцент и своего личного врача (с 1837 года) Сэра Д. Кларка (Sir James Clark,1788-1870). Кстати говоря, именно миссис Инноцент заметила, что беременность принцессы протекает «не так», а при сроке 5 (?) месяцев принцесса упала и ощущала после этого непонятные боли в животе (?!). А Д. Кларк был убежден, что все обстоит как надо. Но, хотя Д. Кларк лечил и королеву Викторию, и ее мать, принцессу Кентскую, и бельгийского короля, на его совести лежала, как полагали, смерть Д. Китса, которому он поставил неправильный диагноз, и смерть леди Флоры Гастингс (Lady Flora Elizabeth Rawdon-Hastings, 1806-1839). Кларк определил у нее беременность (внебрачного происхождения), а оказался рак печени с асцитом, и она быстро погибла. В скандал была вовлечена сама королева, а врачебная репутация незадачливого доктора Кларка (бывают вечно невезучие не только рыбаки, но и доктора!) оказалась сильно подмоченной. Но именно Д. Кларк разрешил использовать у принцессы наркоз хлороформом! К принцессе поехал и другой личный врач королевы, доктор Эдвард Мартин, но в списке ее врачей такого доктора нет (A.M. Cooke,1982). Зато хорошо известен Э.А. Мартин (Eduard Arnold Martin, 1809-1875) — выдающийся немецкий акушер-гинеколог, с 1835 по 1858 г. — профессор Иенского университета, а с 1858 г. до смерти — Берлинского (акушерская клиника госпиталя Шарите), автор многочисленных научных работ, среди которых пионерская работа об использовании хлороформа при родах «Uber Anaesthesie bei Geburten insbesondere durch Chloroformie» (Jena, 1848). Напомню, что хлороформ был синтезирован С. Гатри в 1831 году как растворитель каучука. В том же году его синтезировали выдающийся немецкий химик Юстус фон Либих, профессор Гиссенского университета, и французский химик Евгений Субрейн. А спустя три года Жан Батист Дюма дал новому веществу название «хлороформ» — «хлор + муравьиная кислота». Можно не сомневаться, что врачи того времени, невзирая на успешное применение Д. Сноу наркоза хлороформом при родах у королевы Виктории (дважды), плохо представляли себе коварство этого токсичного вещества.

…29 января 1859 г. начались роды у 19-летней принцессы Виктории. Профессора Мартина пригласили в 10 часов утра, и он обнаружил 4 см разрыв плодных оболочек и тазовое предлежание плода. Из-за сильной боли («боль была настолько сильной, — писал королеве муж принцессы Вики, — что Вики кричала что есть мочи и громко стонала …и порой даже несколько человек с трудом удерживали ее на месте») доктор Мартин применил капельный наркоз хлороформом (причем складывается впечатление, что «хлороформирование» начали с момента схваток!). В час дня раскрылась шейка, в два часа были уже видны ягодицы плода. Однако дальше что-то пошло не так. По словам проф. Мартина, он почувствовал, как пульс в пуповине замедлился и стал нерегулярным — «intermittent». Он углубил наркоз и выполнил маневр Смелли. Собственно говоря, правильнее называть его «прием Смелли—Зигемундин» (W. Smellie, 1697-1763, английский акушер; J. Siegemundin, 1648-1705, немецкая акушерка) или «двойной ручной прием» — акушерский поворот плода на ножку, при котором одна рука акушера, введенная в матку, отталкивает головку вверх, а другая тянет ножку за петлю бинта, предварительно наложенную на голеностопный сустав плода. По словам Э. Мартина, «это потребовало громадных усилий». Он повернул тело плода, чтобы освободить правую руку, а затем и голову. Ребенок не подавал признаков жизни, и немецкая акушерка фрейлейн Шталь несколько раз шлепнула его, чем «спасла принцу жизнь», как она говорила впоследствии. Лишь на третий день врачи обнаружили, что левая ручка ребенка не находится в положении сгибательного гипертонуса, как это бывает в норме, а свисает как плеть… Был разрыв связок и мышц плечевого сустава. Врачи, даже если и понимали бесперспективность радикального лечения, под давлением царедворцев утверждали, что это временный паралич из-за механического сдавления при родах, и ребенка начали лечить: душ морской водой и «электризация». Была использована «руковыпрямительная машина», а здоровую руку прибинтовывали к туловищу, заставляя ребенка пользоваться больной. К руке привязывали вскрытых свежезабитых животных (?!!!) и массировали ее. Понятно как будто, о чем идет речь, — поражение первичного верхнего пучка плечевого сплетения (корешки СVVI), паралич Дюшенна-Эрба, когда выпадает функция дельтовидной, плечевой, плече-лучевой мышц и супинаторов кисти, возможно, лопаточных мышц. Уверен, что это был проксимальный паралич (на фотографиях видно, что функция кисти и пальцев у Вильгельма была сохранена). «До кучи» у Вильгельма оказалась спастическая кривошея, и его оперировали (рассечение кивательной мышцы). К тому же в течение нескольких часов профессор Мартин использовал хлороформ и применял препараты спорыньи для стимуляции родовой деятельности. Итак, три момента — прижатие пуповины, хлороформный наркоз и акушерский паралич у Вильгельма — несомненны. И. Лесны (1998) предполагал, что у Вильгельма была гемипаретическая форма ДЦП, но это сомнительно, сведения о слабости и левой ноги недостоверны. Совсем недавно (2005) появилась версия о том, что причиной паралича левого плечевого сплетения у Вильгельма была плацентарная недостаточность, развившаяся после падения у принцессы Виктории.Авторы приводят медицинские, математические и теоретические соображения — документально подтверждено падение принцессы во время беременности и тот факт, что Вильгельм родился с низкой массой тела. Эти факты были интерпретированы как доказательство плацентарной недостаточности. Была создана математическая и теоретическая модель фетоплацентарной единицы, используя которую авторы показали, что сокращение площади поверхности плаценты на 50% приводит к значительной гипоксии именно левого плечевого сплетения, а не правого! Действительно, маловесность при рождении — важный признак плацентарной недостаточности, как и то, что такие дети входят в группу риска по поражениям ЦНС, адаптационным срывам, у них снижен специфический и неспецифический иммунитет (В.Е. Радзинский, 2013). Но фетоплацентарная система — это матка, плод и плацента, а не только одна плацента, хотя именно ее называют «орган беременности»! Все-таки «гипоксически-травматическая» версия более предпочтительна, хотя легче от этого не становится: мозговая дисфункция (шкалы Апгар еще не было!) у Вильгельма, несомненно, присутствовала, но была ли она «минимальной»? И не была ли дальнейшая симптоматика — синдром гиперактивности, раздражительность, неспособность концентрировать внимание и «держать удар», импульсивность (Д. Рель,1997) — ее проявлением? Да и для родителей принца (ведь он был наследник германского престола!) это был удар: ребенку прочили судьбу Фридриха Великого, а родился некто, перекошенный на сторону, с парализованной рукой. Да еще, как оказалось, это была слабохарактерная интеллектуальная посредственность, демонстрирующая верхоглядство и лень в учебе, душевную холодность и высокомерие! Мать была разочарована, а Вильгельм чувствовал это и утверждал собственное «Я» через отказ от нормальных чувств, испытываемых к родителям, и бунт. А дальше эти черты только нарастали: тщеславие смешивалось с неустойчивостью, внешнее обаяние с расточительностью. И такой человек должен был возглавить самую богатую и мощную империю Европы — объединенную к моменту, когда он стал императором, Германию! Биографы считали, что самая отталкивающая черта Вильгельма, удачно названная трусливым удальством, и проистекала как раз из его физического дефекта. Страх, смешанный с тщеславием, дал закваску мании величия и гипоманиакальной активности. Именно это заставляло его постоянно «задирать» европейские государства, хотя войны он боялся как огня, а своих подданных все время стращал революцией, хотя панически боялся и ее! В тридцать лет Вильгельм подхватил ко всему прочему и какое-то заболевание уха. Существует версия, что это была холестеатома, а вот какая — вторичная, врожденная или ложная, неизвестно (операции не было). Это тоже не улучшало характер императора. Он всячески (а левая рука укоротилась из-за контрактуры плечевого пояса на 15 см (!)) маскировал дефект (это хорошо видно на фотографиях): поддерживал руку, носил специальное обмундирование, использовал устройство для удержания вилки и ножа и т.д. История знала многих «одноруких» — Сталин или Столыпин, например. Как на них влиял этот дефект? Действовали, по крайней мере, они весьма успешно (и жестоко!). Другое дело Вильгельм. Важно, что именно неуравновешенность Вильгельма, как полагают, привела к неудачным дипломатическим шагам, «рассорившим» Германию с Англией, Францией, Россией и другими странами будущей Антанты. Бедой Вильгельма как государственного деятеля (может быть, из-за частичного поражения мозга, из-за гипоксической энцефалопатии?) была хвастливая неспособность реально оценивать события. Страна истощалась в войне, а его радовало быстрое продвижение армии на Восточном фронте и т.д. Его поведение было настолько странным, что современники сравнивали его с печально известным баварским королем Людвигом II, который страдал тяжелым психозом и в припадке безумия утопил своего психиатра Б. Гуддена и утонул вместе с ним… Только Вильгельм топил не врача, а великую страну, но «психом» он не был. Сначала И. Лесны, а затем А.В. Шувалов (2004) говорят об истерическом расстройстве личности, причем в первом случае органическое поражение мозга (правого полушария) подчеркивается, а во втором «органическое заболевание нервной системы» отрицается. Как бы то ни было, (как и в России, кстати!) в критический момент истории, «в нужное время в нужном месте», оказалась… ненужная личность! К чему это привело, хорошо известно. Страдавший всю жизнь от своих недугов, умер Вильгельм II совсем не от этого. В возрасте восьмидесяти двух лет он молниеносно погиб от тромбоэмболии легочной артерии…

…Любопытно, что в своей болезни Вильгельм винил не немецкого профессора Мартина, а английского врача Кларка, разрешившего применить хлороформ, а некоторые комментаторы выдвигают смехотворную идею, что и Первая мировая война возникла из-за ненависти Вильгельма, перенесенной с английского врача на всю Англию!

Николай Ларинский, 2013


2013-01-28 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 0 Источник: UZRF
Логин: Пароль: Войти