Актуально

Курить или дышать полной грудью — выбор за вами

ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь легких) — хроническое воспалительное заболевание дыхательной системы, возникающее под воздействием различных экологических факторов, главным из которых является курение. Заболевание характеризуется неуклонным прогрессированием и постепенным снижением функции легких с развитием хронической дыхательной недостаточности.


2020-07-13 Автор: Pugnin Комментариев: 0 Источник: uzrf
Публикация

«Не везет мне в смерти, повезет в любви…»

История болезни Павла Луспекаева

В воспоминаниях людей, знавших П.Луспекаева, фигурируют два диагноза его болезни : облитерирующий атеросклероз и облитерирующий эндартериит. Есть упоминание об отморожении ног, полученном им во время нахождения в партизанах. Ясность вносит недавно опубликованный дневник актера. 30 октября 1953 года Луспекаев пишет о своей страшной болезни, о необходимости бросить курить и о том, что «…медицина бездарна до безобразия. Я считаю, медицина на данной ступени – это просто знахарство». В течение полугода он пишет о необходимости бросить курить (он бросает и начинает опять) соблюдать режим и упоминает о разных ужасных рассказах окружающих об ампутации ноги при подобных болезнях и т.д. Еще в Тбилиси он попадает в больницу (непонятно, чем могли тогда лечить эндартериит – папаверином?), где его усердно пугают: «не бросишь курить – лишишься ног и т.д.». А пока он переезжает в Киев, где выходит на сцену вместе с молодым Олегом Борисовым. Его увидел К.Лавров и последовало приглашение от Г.Товстоногова о переезде в ленинградский БДТ. Тут снова возникло обострение болезни, потом было шумное застолье с дракой, в которой Луспекаев серьезно «приложил» актера театра, но, к счастью, все обошлось. Примечательно, что после первой серьезной роли, Г.Товстоногов воскликнул: «Какой подарок городу!», а О.Борисов написал в дневнике: «В «Варварах» свели с ума Доронина и Луспекаев». Последняя его яркая роль в БДТ – Нагульнов в «Поднятой целине». Его ленинградский триумф - несколько успешных ролей среди таких корифеев как К.Лавров, С.Юрский, И.Смоктуновский был прерван новым жестоким обострением эндартериита. На этот раз у Луспекаева уже сформировалась трофическая язва на стопе. В 1965 году Луспекаев (ему тридцать восемь лет) стал заслуженным артистом РСФСР, а в 1967 году увольняется из театра в связи с выходом на инвалидность. Его самая большая трагедия и звездная роль были впереди…

…В начале 1968 года после очередной декомпенсации болезни Луспекаеву ампутируют стопы. Трудно определить объем операции, но по косвенным признакам речь шла об ампутации по Лисфранку. Еще В.А.Оппель, большой специалист по эндартерииту, писал о том, что ампутации стопы при этом страдании часто приводят к развитию мучительнейших фантомных болей, которые трудно купируются обезболивающими препаратами. Так было и с Луспекаевым. Ему начали вводить пантопон, и очень быстро развилась зависимость. Через четыре месяца после операции он пишет о том, что за 12 часов сделал себе 13 инъекций (!), спустя сутки доза уже возрастает до 16 ампул. За пять дней Луспекаев использует сорок ампул 2% пантопона! Временами он делает инъекции каждый час и примечательно, что нигде актер не упоминает, что без инъекции у него усиливаются боли. Он вообще не говорит о болях! Более того, его уже не «берет» одна инъекция и он «сдваивает» дозу. А ампулы все несут и несут, но в начале июня 1968 года Луспекаев делает попытку «соскочить». Теперь хорошо известно, сколько таких попыток предстоит В.Высоцкому десять лет спустя, но у него ничего не вышло, а вот Луспекаев находит «говнюка-врача», «доктора-пройдоху», по фамилии Костромов (если верить дневниковым записям), который обещает вылечить актера от наркотической зависимости. Врач прибег к известному способу – методике «step by step» («шаг за шагом»), которая предусматривает ежедневное уменьшение дозы, назначение сердечных, снотворных и т.д. К концу июня 1968 года, пережив «ломку» и заплатив врачу 55 рублей (!?) Луспекаев «завязывает» с пантопоном! Нет, желание принимать его у актера не пропало, ведь он отказался от зелья на той стадии, когда препараты такого рода еще вызывают выраженную эйфорию. Таких случаев немного, обычно все заканчивается развитием устойчивой наркотической зависимости, ведь «морфинная абстиненция,- по словам Э.Крепелина,- самая страшное и мучительное состояние, которое только можно себе представить»! Одновременно с этим, правда, с большим опозданием, Луспекаев бросает курить. Актер часто упоминает в дневнике про «башмачок». Именно так протезисты называли устройство именно  при ампутации стопы по Лисфранку. Примечательно, что Луспекаев в своем дневнике упоминает имена еще трех врачей – Протасов, Курбан и Карташевский. Не хочется думать, что он имеет в виду известно врача Николая Георгиевича Карташевского (1905-1982), человека достойного и уважаемого. Об остальных врачах никаких сведений обнаружить мне не удалось.

Менее двух лет спустя Луспекаев исполняет свою поистине звездную роль, которая по сценарию первоначально была незаметной, второстепенной и проходной (Верещагин должен был погибнуть вместе с Суховым). Об этом я говорить не буду, скажу только, что единственный эпизод, когда Верещагин обеими ногами сбрасывает в море одного из бандитов, была снята с участием каскадера, а все остальное он делал сам, терпя жесточайшие боли в ногах. Он создал шедевр!

…Последним фильмом Луспекаева стала картина «Вся королевская рать», где он играл ВиллиСтарка (мы видели в этой роли Г.Жженова,но это неравноценная замена!) Прямо во время съемок, 17 апреля 1970 года в гостинице «Минск» П.Луспекаев умер. Во время вскрытия, которое проводилось в морге Института им.Склифасовского, патологоанатом обнаружил разрыв стенки восходящей аорты длиной 5 см и предположил наличие аневризмы, которая разорвалась во время возникшей у актера рвоты. Облитерирующий эндартериит редко ограничивается поражением сосудов нижних конечностей, в отличие от атеросклероза, это хорошо известно. УЗИ тогда не было и нигде не упоминается о возможном наличии у актера артериальной гипертензии, так что аневризма осталась инаперцептной.

Развитие наркотической зависимости у Луспекаева пришлось на пору , когда в СССР был пик злоупотребления кодеином, «когда морфин был подкотролен, а черный рынок опиатов – скуден». Но из дневника актера мы видим, что хоть скудный рынок, но был, иначе откуда бы взялись эти десятки ампул, которые приносили Луспекаеву. Что представлял собой препарат, вызвавший зависимость у Луспекаева? Пантопон или омнопон был предложен видным швейцарским терапевтом Германом Сали в 1909 году. Он представляет собой смесь солянокислых солей алкалоидов опия (наркотин, папаверин и др.) и морфина (50%). По токсичности препарат в два раза слабее морфина и меньше угнетает дыхательный центр. Он в большей степени, чем морфин, обладал местноанестезирующим эффектом, за счет блокады периферических нервов. Выпускался в виде 2% раствора Чимкентским заводом Госмедторгпрома. Примечательно, что еще в советские времена на заводе были вскрыты чудовищные хищения (десятки тысяч ампул морфина и пантопона)! Вот,вероятно, откуда те ампулы (а не только из поликлиники!), которые доставлялись актеру. Примечательно, что Луспекаев, не будучи до того наркоманом, быстро понял, что наркотическое опьянение это - психическое изменение, психическая ненормальность. Термин наркоманов про фазу «кайфа» - «двинулся» аналогичен жаргонному  «сдвинулся по фазе», «сдвинулся с глузда» ( «глузд», по словарю В.Даля - ум, память, рассудок, мозг). И еще один симптом быстро развился у актера – отказ от спиртного, которое «ломает кайф»! Фактически у него быстро сформировалась зависимость от опиоидов и морфина, что определялось составом инъекционного препарата.  У опиоидов и морфина совпадают и сроки формирования зависимости – две-три недели. Когда у Луспекаева возникло влечение, наркотизация уже стала регулярной, что обозначило развитие I стадии опиомании, а по вводимой дозе –второй ! Привел ли быстрый «разгон» дозы наркотика актером к формированию компульсивного влечения и абстиненции? Навряд ли, иначе так легко он бы не отделался. Как бы то ни было, но он победил болезнь, которую несет с собой «цветок зла». Снова приходят на память аналогии – победа в аналогичной ситуации М.Булгакова такой же ятрогенной наркотической зависимости, и широкая натура А.Фатьянова, чем –то похожего на Луспекаева,  умершего от разрыва аневризмы аорты, но в подобных ситуациях история никогда не повторяется как фарс. Только  как трагедия, а в случае Луспекаева как трагедия героическая…

Николай Ларинский, 2012

 

 


2012-06-13 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 0 Источник: UZRF
Комментарии пользователей

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Логин: Пароль: Войти