Актуально

Курить или дышать полной грудью — выбор за вами

ХОБЛ (хроническая обструктивная болезнь легких) — хроническое воспалительное заболевание дыхательной системы, возникающее под воздействием различных экологических факторов, главным из которых является курение. Заболевание характеризуется неуклонным прогрессированием и постепенным снижением функции легких с развитием хронической дыхательной недостаточности.


2020-07-13 Автор: Pugnin Комментариев: 0 Источник: uzrf
Публикация

«Маленькое сокровище»

История болезни Анри де Тулуз-Лотрека

Живопись для меня лишь средство отойти от жизни.

Крик в ночи. Подавленное рыдание. Застрявший в горле смех…

Жорж Руо

Пожалуй, трудно найти человека, который бы

предельно ясно осознавал свою участь и относился к ней так трезво.

Анри Перрюшко

1. «Маленькое сокровище»

Анри Мари-Раймон де Тулуз-Лотрек Монфа родился 24 ноября 1864 года в семье графа Альфонса де Тулуз- Лотрек и Аделаиды, урожденной Тапье де Сейлеран. Родители художника были двоюродным братом и сестрой, в чем впоследствии усматривалась причина постигшей его трагедии... Род графов де Тулуз и виконтов Лотреков был древним  и славным, но это его судьбу улучшило ненамного. Здоровье маленького Анри никак не соответствовало его необыкновенно живому темпераменту. Несмотря на то, что он постоянно жил на свежем воздухе и у него «был легендарный аппетит Тулуз-Лотреков», он выглядел хилым и болезненным. Графиня с тревогой и огорчением смотрела на его «узкие плечи, впалую грудь; тонкие ножки». Ни занятия верховой ездой, ни продолжительные прогулки не помогали. Он,  в конце концов, был вынужден прекратить учебу и  мать увезла его на курорт Амели-ле-Бен, в восточных Пиренеях. После этого он постоянно живет в замке Альби или в других поместьях, изредка покидая их для поездки в Ниццу, или на какой-нибудь другой курорт. Ему было настолько трудно ходить, что мальчик был вынужден пользоваться тростью. Это, однако, не помогло: 30 мая 1878 года он попытался встать и как-то неловко упал с низкого стула. Результатом этой незначительной травмы был перелом шейки левого бедра. Перелом срастался плохо, его вновь везут на курорты Амели-ле-Бен, затем в Бареж, потом в Ниццу, где он провел всю зиму. Уже тогда он начал писать маслом. После перелома мальчика постигла другая беда - он совсем перестал расти, в то же время черты лица изменились, отяжелели, губы стали толстыми, увеличился нос, голова на туловище, которое осталось детским, казалась огромной. Врачи, сбитые с толку, считали, что это издержки переходного возраста, что все еще изменится. Сам Лотрек был близок к отчаянию. Это был возраст юношеской любви, а со своей клоунской внешностью, на чью любовь он мог бы рассчитывать? Жизнь ускользала от него, но он принял свою искалеченную судьбу как вызов…

2. «Биологический фатализм»

Дефиниция страдания Лотрека вызвала в свое время оживленную дискуссию. Доктор Жюль Сегурне говорил о поздней ахондроплазии, профессор Морис Лами видел причину в «несовершенном остеообразовании». Доктор Гастон Леви считал, что Лотрек страдал полиэпифизарной дисплазией, вернее, одной из ее разновидностей - полиэпифизарной дистрофией (синдром Lehmann - Miller - Ribbing или синдром - Miller - Ribbing - Clement). Патология была впервые описана в 1937 году. В случае Тулуз-Лотрека речь может идти об остеохондродисплазии - врожденной патологии скелета, в основе которой лежит нарушение эмбриональной закладки костно-хрящевой системы, проявляющееся признаками системного поражения скелета, в данном случае - нарушение роста длинных трубчатых костей и позвоночника. Поздняя сподилоэпифизарная дисплазия - так теперь именуется рок, поразивший замечательного художника. Упомянутый доктор Леви считал, что « переломы произошли на крайне хрупкой шейке бедра или же имел место подвывих, который и послужил причиной падения, вызвавшего перелом шейки бедра». Налицо был и несовершенный остеогенез - причина перелома, и поражение эпифизарной (ростковой) зоны костей. Лотрек перестал расти не потому, что у него возникли переломы,  но переломы и ограничение роста были проявлением одной и той же болезни... Походка Лотрека на всю жизнь осталась «утиной». Максимальный рост, которого достиг Тулуз-Лотрек был карикатурно мал - 1 метр 52 см. Следует отметить, что одна из кузин Тулуз-Лотрека также имела карликовый рост. Близкое родство родителей вызвало «сгущение» генетической патологии и разбудило «демонов»,  дремавших в крови маленького Анри...

 

3. «Подумать только, будь мои ноги чуть длиннее, я никогда бы не занялся живописью!»     

Наверное, если бы Лотрек не стал бы художником, он бы был хирургом. Известно, с каким интересом он относился к работе выдающегося французского хирурга - Жюля Пеана, с которым был хорошо знаком. По свидетельству очевидцев, Лотрек сожалел о том, что он не может быть врачом (не может же хирург оперировать, стоя на табуретке !) Вместо этого он прилежно учится живописи у известных мастеров – Л. Бонна и Ф. Кармона.  Мастерская последнего была расположена на Монмартре, который  был излюбленным местом обитания парижских художников. Но не только с живописью познакомился на Монмартре   Лотрек…Разврат, распутство, патологическая чувственность за деньги - вот с чем познакомила художника одна из специалисток по «древнейшей профессии», некая Мари Шарле. Падшие женщины стали еще одним из подтверждений, что его жизнь загублена, только на такую любовь он мог теперь рассчитывать. Монмартр постепенно стал центром его жизни - здесь к его виду Гиньоля (французский Петрушка - Н.Л.) быстро привыкли и не обращали на него внимания. « Я борюсь с собой,- пишет он в это время,- и бьюсь головой о стену -да-да!- все это ради искусства, которое не дается мне и никогда не поймет, сколько я страдаю ради него». Уже в это время определился любимый на всю жизнь жанр Лотрека - портрет:  в 1883 году он написал около двадцати портретов. Его излюбленными местами стали кабаре «Мирлитон», «Элизе-Монмартр» и «Мулен -де-ла-Галетт», где художник лихорадочно рисовал и пил рюмку за рюмкой. Но в творчестве у него началась полоса удач - его картины покупают, он получает заказы на рисунки для журналов и, наконец, родители дают ему деньги на собственную мастерскую. Он работает не покладая рук. Мать художника писала в 1884 году: «Анри работает как одержимый и очень устает». Она еще не догадывалась, что обычный для художника путь: Школа изящных искусств, выставки, Салон, почести и высшая ступень – Институт Франции, был уже не для Тулуз-Лотрека, которым всецело завладел Монмартр, был ли он хорош или плох.  Лотрек принимал участие во всех  возможных развлечениях, причем его  кривляниям, проказам и шутовству не было удержу, что, видимо, было только способом забыться, обмануть себя. «Видимо,- пишет биограф,- у карликов, которые некогда шли в придворные шуты, для этого были серьезные основания». В то же время Лотрек созревал как художник. Он знакомится с В. Ван-Гогом, посещает все выставки. Правда, не все его увлечения были столь плодотворны: он очень любил гостей, а в гостях у художника надо было пить, только такой ценой можно было завоевать его уважение... Причем пить не освежающие напитки. Лотрек одним из первых во Франции освоил искусство приготовления коктейлей, обожал смешивать вина, придумывал и испробовал сам новые смеси, усиливая действие алкоголя немыслимыми сочетаниями. Он легко выпивал любую смесь… Основными объектами живописи Лотрека с некоторых пор были женщины легкого поведения, одну из которых - «Рыжую Розу» он изобразил в чарующем трагическом образе на картине « В Мулен - Руже». Именно она, по стечению обстоятельств, заразила его сифилисом... Ко всем его бедам прибавилась еще и эта, поскольку контроля эффективности лечения сифилитической инфекции в то время просто не существовало... И все же, он удивительно плодотворно работает: в 1888 г. - 30 работ (сохранившихся), в 1887 г. – 15. Он старается ничего не упустить - посещает Всемирную выставку, рисует Эйфелеву башню, бывает и на корриде, которая еще проходила тогда в Париже, ходит в театры. Он вел легкомысленный образ жизни и при этом серьезно не лечился от своей новой болезни. Его работы выставляются в Брюсселе, он пишет ежегодно по 20 работ, не считая рисунков для журналов, но счастлив ли был художник ?

4. «Он писал скорбь смеха и ад веселья...»

…Лотрек жил в каком-то головокружительном темпе.  Из кабаре в бар, оттуда в «Мулен- Руж», из публичного дома в цирк или пивную. Они тащил за собой всех, кто попадался на пути, приходя домой все позже и позже... Одиночество - вот чего он страшился. Теперь он пьет   не только ради удовольствия, он уже не мог обойтись без алкоголя! Едва проснувшись, он уже опрокидывал рюмочку. А потом весь день: ром, белое вино, вермут, арманьяк, шампанское, коктейли... Удивительно, как он был плодотворен при таком образе жизни! В 1891 году Лотрек взялся за новую для себя форму живописи - афиши. Тогда это было в большой моде. Именно его афиша прославила Мулен-Руж, Ла-Гулю и Валентина Бескостного – танцовщиков, знаменитых на весь Париж. Мы знаем их только благодаря Тулуз-Лотреку ! Он стал знаменит после этой афиши. Во всяком случае, как плакатист. Но как было едко подмечено, «кабаре и публичный дом - вот анатомический театр Лотрека». Он никогда не писал пейзажей или натюрмортов, и даже рисуя на пленэре, использовал его как фон. «Природа от меня отвернулась»,- объяснял это художник... Тем не менее, он часто выставляется и всюду поспевает: Брюссель, Лондон, парижский Салон. У него был достаточно трезвый взгляд, чтобы видеть жизнь без прикрас.. Поступали все новые заказы и Лотрек работает на картоне и на холсте, не зная передышки ( в 1892 г. он написал  около тридцати живописных работ). Ни часу покоя, он, как блуждающий огонек, как горящий фитиль... Постоянное душевное и умственное перевозбуждение. Некоторые биографы видели в этой постоянной лихорадке Лотрека проявления нейросифилиса (маниакальная стадия прогрессивного паралича). Но так ли это? Просто он вел испепеляющий образ жизни, но делал это как бы играючи. Прошатавшись по Парижу всю ночь, Лотрек, выпив последний стакан вина, спал, сидя в извозчичьей пролетке, а потом велел везти себя в типографию, где с раннего утра принимался за литографии, искусством которых он овладел в совершенстве. Трудно было поверить современникам, что вся кипучая деятельность этого бодрого, непосредственного, немного чудаковатого, остроумного, наблюдательного и неугомонного человека была вызвана не только жизнерадостностью. Только теперь, когда прошло сто лет со дня его смерти, можно предположить, что своей неистовой жизнью Лотрек бросал вызов судьбе, что «вся его жизнь - это исступленный танец смерти, а его исполнители - звезды кафе - шантанов, актеры, клоуны, проститутки» - все те, кого он писал, были всего лишь статистами в этом танце...Он пил все больше, становился агрессивным, резким. Как говорил один из друзей, кончики усов у Лотрека не успевали просыхать. Он ради вина уже бросал кисть, чего никогда не случалось раньше. Каждое посещение бара лишало любителей живописи еще одного шедевра Лотрека. Раздражительность, эксцентричность, немотивированный гнев, бессмысленные поступки, ярость, грубость, сон в самых неподходящих местах ... Все это продолжалось до тех пор, пока летом 1897 года, будучи в гостях у друзей, Лотрек, - в приступе белой горячки, не начал стрелять в паука, сидящего на стене,.. После короткого светлого промежутка Лотрек ухитрился влюбиться в свою молоденькую родственницу, Алину и ему показалось, что та отвечает взаимностью... Но ее отец наложил вето на планы Лотрека, который, видимо, собирался жениться. После этого Лотрек запил с небывалым остервенением, как бы стремясь себя доконать. Он почти ничего не пишет, называя профессию художника отвратительной,Серия необъяснимых поступков завершилась тем, что Лотрек публично помочился на свою картину...

5. «Чертовски трудно умирать...»

Как это ни было прискорбно родителям художника, но на этот раз его пришлось госпитализировать в психиатрическую клинику в Нейи (Maison de Sante Saint-James), расположенную в замке Сен-Жам, Это была первоклассная, очень дорогая, небольшая клиника на пятьдесят коек. В то время (с 1898 г.) ею руководил  известнейший французский психиатр, профессорРене Семелень (René Semelaigne, 1855-1934). Шикарная отделка, интерьеры XVIII века, необыкновенный комфорт, чудесный  парк с клумбами, беседками и гротами, делали «психушку» больше похожей на шикарный пансион... Кроме одного - выйти отсюда по своей воле было невозможно,..Лотрека привезли сюда насильно. Находился он под строгим наблюдением, на окнах были решетки, давали, естественно, пить только воду. Правда, найдя случайно флакон зубного эликсира, Лотрек с жадностью его выпил.  Газеты подняли, как и в случае с Мопассаном, страшный вой, утверждая, что « у Тулуз-Лотрека были все данные кончить в психиатрической больнице... »По настойчивой просьбе пришедшего в себя художника и его родных доктора Дюпре, Сегло и Р. Семелень провели два консилиума, оценивая динамику состояния художника. Его рисунки, выполненные в клинике, производили удручающее впечатление. Белая горячка сделала Лотрека другим человеком... 19 мая 1899 года, через два дня после повторного консилиума, Лотрек покинул клинику...

За ним теперь постоянно надзирает П. Вио, родственник художника, человек непьющий, но большой простофиля, как показала жизнь. Первые пять или шесть месяцев после клиники Лотрек не пил, но потом опять сорвался... Чтобы избежать нравоучений Вио, он купил себе трость, в которую был вмонтирован стеклянный сосуд  емкостью в пол-литра, а в рукоятку был вделан стаканчик. С утра Лотрек заправлял емкость коньяком и тайком ее опорожнял. Запугивания и уговоры друзей не действовали. Здоровье его не блестяще, он почти перестал есть, худел, слабел, но пил почти как раньше. В конце марта 1901 года у него, на фоне алкогольного полиневрита, «отказали ноги». Лечили его «электричеством»,  давали внутрь рвотный орех. В апреле симптомы повторились. Приехав ненадолго в Париж, он закончил многие эскизы, пересмотрел все картины и поставил свою монограмму и подпись только на хороших, по его мнению, работах, навел музейный порядок в мастерской... Уезжая, он сказал одной из знакомых : « Теперь мы можем поцеловаться, ведь вы меня больше не увидите...» Лотрек поехал на побережье, но на этот раз любимый морской воздух не помог: он худел и слабел с каждым днем, болела грудь, 20 августа его привезли к матери, в замок Мальроме, он уже не мог ходить сам {полиневрит ?), руки не держали кисть... В начале сентября 1901 года ему стало совсем плохо, из Парижа вызвали отца. Неисправимый оригинал, стоя у постели умирающего сына, стал убивать мух, которые сидели на постели больного... Увидев это, Лотрек прошептал: «Старый дуралей»… Чувство юмора не покинуло его до конца...

Поразительно, по современным меркам инвалид с детства, Лотрек оставил после себя около 600 живописных работ, несколько сот литографий, тридцать один плакат, девять гравюр сухой иглой, три  монотипии, несколько тысяч рисунков  и  набросков! Его художественное наследие считается одним из самых богатых. Ранний Пикассо много взял у «маленького сокровища»...

Николай Ларинский,2012


2012-05-29 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 0 Источник: UZRF
Комментарии пользователей

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Логин: Пароль: Войти