Актуально

Инвалидная коляска — где взять напрокат?

Как говорит русская пословица, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. На мой взгляд, к этому стоит добавить еще и такую часть: не зарекайся от болезни или травмы. 


2020-09-05 Автор: Pugnin Комментариев: 0
Публикация

«Молчите, проклятые книги! Я вас не читал никогда!»

 История болезни Александра Блока

Такой любви

И ненависти люди не выносят,

какую я в себе ношу…

А. Блок

Интересно, а каким врачом мог стать Александр Блок? Почему врачом? Существует легенда, что один из его предков был врачом отца Петра Великого, царя Алексея Михайловича («Тишайшего»). И достоверно известно, что прапрадед поэта Иоганн фон Блок (Johann von Block) родом из Шверин-Мекленбурга, действительно в 1755 году приехал в Россию при Елизавете Петровне и стал полковым врачом. Дед по отцовской линии был правоведом, психически больным, умер в психиатрической клинике (диагноз неизвестен). Дед по материнской линии, Андрей Николаевич Бекетов был известным ботаником и ректором Санкт-Петербургского университета. Умер от инсульта.  Была психически больной (госпитализировалась) одна из теток поэта по материнской линии. Но обычно дети идут по стопам родителей, а не дедов, и А.Блок должен был стать юристом, как отец,  Александр Львович Блок (1852-1909), будущий профессор юриспруденции Варшавского университета. Он был человеком оригинальным до странности и жестоким до крайности. После развода родителей (брак по разрешению консистории был расторгнут через год), мать Блока  Александра Андреевна вторично повенчалась с поручиком Лейб-гвардии гренадерского полка Ф.Ф. Кублицким-Пиотухх. Отношения с отчимом не сложились, и Блок до конца жизни был крайне, временами до болезненности, привязан к матери. По отцовской линии наследственность была отягощена: А.Л.Блок умер от чахотки, осложненной легочно-сердечной недостаточностью (говорили о какой-то болезни сердца). Вот семья — все такие талантливые и такие больные! Мать поэта писала стихи, но была мистической визионеркой, злой и истеричной, но самое главное — с тридцати лет страдала эпилепсией и приступы с возрастом учащались, Блок довольно часто упоминал об этом в дневнике. Припадки были большие и малые, а между ними проявлялась  эпилептоидная личность с аффектом мрачной дисфории, депрессии (она трижды покушалась на самоубийство). Деспотичная, агрессивная, проповедующая невнятные религиозные идеи, она даже близкими воспринималась в это время как психически больная. Мать пережила Блока на полтора года и умерла,  как и ее отец, от инсульта с афазией.

Ранние страхи, «нервность», экссудативный плеврит в четыре года — вот   детские болезни А.Блока. Он окончил Введенскую гимназию в Петербурге (в аттестате пять «четверок», одна «пятерка», и   четыре «тройки» — по иностранным языкам и физике!) В 1897 году Блок впервые побывал за границей и впервые влюбился: «Твои, хохлушка, поцелуи, Твои гортанные слова…». В шестнадцать лет Блок перенес эпилептический припадок, не повторявшийся впоследствии, поэтому можно предположить истерическую его природу (он тяжело переживал разрыв с «хохлушкой»). Мать обнаружила его без сознания на полу, а были ли судороги, неизвестно. Описанные у него приступы «эпилептического ветерка» — приступ — «в начале — тоска, а потом — радость» едва ли убедительны как эпилептические эквиваленты. Какая-то аура без приступа! В это время он уже пишет первые стихи, увлекается театром и знакомится (на беду, похоже) с будущей женой, дочерью Д.И.Менделеева, Любовью Менделеевой (впоследствии Блок- Басаргина). Блок поступает на юридический факультет Петербургского университета, но заканчивает его как филолог, тяга к литературе преодолела римское право! Общее ощущение от молодого Блока: корректность, светскость, гордыня, замкнутость, прохладность к людям, аристократизм и несомненный талант, хотя В.Брюсов пренебрежительно хмыкал при имени Блока. Очень скоро он хмыкать перестал! Начало 900-х гг. для Блока прошли в непрерывных литературных тусовках, полемике, переписке, знакомствах в литературных кругах и становлению как самостоятельного, не подверженного чужим влияниям, талантливого поэта. З.Гиппиус, наблюдательная, умная и злая, отмечала приверженность Блока идеям В.Соловьева, его трагичность, незащищенность, его «невзрослость». А вот Ф.К.Сологуб, поэтический авторитет уже тогда заявил: «Блок — поэт: настоящий поэт!» Мне кажется, основной чертой Блока-поэта была как раз некоторая неадекватность восприятия действительности. Он был человеком не от мира сего! Кроме поэзии Блока в это время влечет театр — он сотрудничает с В.Ф.Комиссаржевской и В.Э.Мейерхольдом. Жить, как будто, интересно, а в письмах Блока целый год (1906-1907) постоянное определения — «тоска». Спустя год тоска усиливается. И в письмах Блока матери появляются тревожные моменты: «Мне жить нестерпимо трудно…Такое холодное одиночество – шляешься по кабакам и пьешь…», «Отчего же не напиться иногда, если жизнь так сложилась…», «…иногда находит такая тоска, что от нее пьешь…», «Пью много, живу скверно. Тоскливо, тревожно, не по-людски», «Все опостылело, смертная тоска», «Напиваюсь ежевечерне…». А вот воспоминания А.Белого о совместном походе в ресторан с А.Блоком: «…вот мы у стойки; пьет  много он; в жесте его опрокидывать рюмочку обнаруживается «привычка», какой прежде не было; я смотрю на него, на мешки под глазами и вспоминаю о слухах, как много он пьет».  На исходе этого периода у Блока умер новорожденный сын и к пьянству был повод…потом в письмах Блока разговоры уже о массаже и гимнастике, о поездке в Италию. Правда, почти сразу Блок едет на похороны отца, в Варшаву. А потом пьянство возобновилось: «Блок же пьет — пьет отчаянно», — говорил В.Иванов. Да, Блок крепко пил и сидел «с остекленевшими глазами». Он и в пьянстве был весь в себе. Потом пронесся слух, что он болен сифилисом. А.Белый  пишет: «Стал мне рассказывать он (Блок – Н.Л.), что в последнее время он вдруг занемог; и сперва все не мог осознать непонятного недомогания;  даже подумал, что заразился одной неприятной болезнью; доктора сперва подозревали ту болезнь, ему сделали впрыскивание (сальварсан, ртутный препарат для лечения сифилиса  -Н.Л.); лишь потом обнаружилось, что болезнь совершенно иная (на почве нервов), и он успокоился». Блок в это время не только кутил и посещал цыган, он  «бросился в разврат», временами низкопробный и небрезгливый… «Много еще женщин, вина», — пишет он в 1911 году. Известно, что его отношения с женой, затеявший роман с А.Белым, переживали серьезный кризис. Он пишет о возвращении жены: «Люба вернулась. Ужасная луна — под ней мир становится голым, уродливым трупом». Проститутки на Невском знали, что Блок известный поэт, хотя такая слава более чем сомнительна. М.Горький, «снявший» такую девицу в ресторане «Пекарь», едва ли не смакуя, пересказывает ее рассказ о встрече с Блоком! Потом опять светлый промежуток, Блок пишет великолепное предисловие к собранию стихотворений А.Григорьева, пишет пьесы, едет на французские курорты (он очень верил в целебную силу курортного режима, морских купаний, электролечения, талассотерапию). В 1915 году Блок делает неожиданное признание: «Мне было бы страшно, если бы у меня были дети… Пусть уж мной кончается одна из блоковских линий — хорошего в них мало».

А.Блок, как представитель «Земгора» — «Союза земств и городов», принимал участие в Первой мировой войне, а затем стал одним из редакторов стенографических отчетов Чрезвычайной Следственной Комиссии, которая расследовала злодеяния царского режима. Он часто присутствовал на допросах в Петропавловской крепости. Вся эта грязь, безысходность и тупость российской действительности, явно не улучшала его состояния, но он был очень деятелен. Но одновременно, в 1917 году у Блока появляются непонятные боли в спине, но мимолетные, хотя жизнь была адова: он продавал книги, что бы прокормить семью, таскал дрова из подвала, бегал по городу в поисках продовольствия. Серьезно заболел он в апреле 1920 года. У поэта возникла общая слабость и беспричинные боли в конечностях, лихорадка. К нему пригласили жившего в этом же доме доктора  медицины, Александра Григорьевича Пекелиса (?-1922). Доктор нашел у Блока инфлюэнцу (грипп) с легкими катаральными явлениями, изменения в сердце (аритмия, перкуторное увеличение поперечника сердца), которые Пекелис почему-то расценил как нервные. «Грипп» прошел, но температурный «хвост» остался. Сам Блок из-за боли в ноге считал, что у него подагра. Второй сердечный припадок произошел у Блока в мае 1921 года и неутомимый Пекелис снова нашел у него психастению. Любопытно, что о А.Г.Пекелисе говорили как о враче очень знающем, умном и очень культурном и просвещенном. Блок снова говорит о цинге, нервах, истощении. Вероятно, именно это имел в виду Пекелис, когда рекомендовал Блоку поездку в один из санаториев Финляндии. Лечение Пекелиса («нервное»!) результатов не дало, и тогда он обратился к знающим людям:  неврологу, ученику и сотруднику В.М.Бехтерева Эрнесту (Эрнсту) Августовичу Гизе (1871-1941). Э. Гизе, доктор медицины (диссертация «О составных частях белого вещества спинного мозга по методу развития», 1898), заведующий неврологическим отделением Обуховской больницы, считался специалистом по спинному мозгу, и  известному терапевту, профессору  Петру Васильевичу Троицкому(1873-1922).Он был талантливым учеником В.Н.Сиротинина. С 1920 года  П.В.Троицкий был профессором госпитальной терапевтической клиники Военно-медицинской академии. Он был автором нескольких работ по сердечно-сосудистой патологии. Доктора высказались за наличие у А.А.Блока  острого эндокардита и пресловутой психастении. Строгий постельный режим, сердечные гликозиды, диета. Болезнь поэта, в частности, проявлялась  одышкой, болями в области сердца, повышенной температурой. Он стал быстро худеть. Все считали, что у Блока от холода развился «острый ревматизм» (?) Потом стали медленно нарастать отеки, увеличивалась общая слабость и ненормальность сфере психики (угнетение), апатия. Он стал отказываться от приема лекарств, не ел, катастрофически худел. Не мог лежать (удушье). Болезнь поэта развивалась скачками (волнообразно)  и закончилась мучительной агонией… Ясно, что у Блока была какая-то серьезная патология сердца: отеки, одышка, удушье, боль в области сердца. Врачи говорил об эндокардите, что было основой для такого заключения, не очень понятно. Ретроспективный анализ истории болезни поэта, проведенный сотрудниками ВМА содержит не совсем обоснованный вывод о хроническом тонзиллите, как источнике эндокардита.  Современник событий, выдающийся немецкий клиницист, автор известного у нас «Учебника дифференциальной диагностики» М.Маттес (Max Erich Richard Matthes (1865-1930) пишет:  «… по появлению шумов и по плохому пульсу…говорят об остром эндокардите». Ему вторит соотечественник, консультант больного В.И.Ленина Адольф Штрюмпель: «Эндокардит сам по себе лишь редко сопровождается болями в области сердца, слабостью, одышкой и т.п. Заболевание сердца обнаруживается чаще всего лишь при объективном исследовании». Лечащие врачи Блока, вероятно, и опирались на эти «бесспорные» признаки – шум и плохой пульс. Европейским светилам противоречит американский гений — Уильям Ослер, который считал, что ставить диагноз эндокардита по шуму — обычная ошибка, за исключением диастолического шума на аорте. Но важнее то, что Ослер выделял т.н. тифозную форму эндокардита с прострацией, бредом, сонливостью, коматозным состоянием.  Очень похоже на случай Блока. Если это так, то никакой финский санаторий не спас бы поэта. Его никто бы не спас. Но зато начисто отметаются дешевые современные сказки о «голодной смерти» или отравлении большевиками национального гения. Они и отпускать его за границу не хотели (живым!) и хотели хорошую мину сохранить. Ерунда.  Кого им было бояться? Непонятно, правда, что  все-таки могло послужить причиной эндокардита и откуда такая тяжелая недостаточность кровообращения? Реконструкция болезни вещь неблагодарная, но ведь современники Блока ухитрялись ставить ему диагноз не существующей в природе «шизоэпилепсии»!

Примечательно, что лечащие врачи Блока  А. Пекелис и П. Троицкий пережили его всего на год. Тоже можно сочинить, что они участвовали в отравлении поэта, а потом убрали и их. Но это для любителей сказок. Я не из их числа.

Николай Ларинский, 2012


2012-07-02 Автор: Larinsky_N.E. Комментариев: 3 Источник: UZRF
Комментарии пользователей

nic

Ну да, Блока отравили, Есенина повесили, Маяковского застрелили и т.д. Не стоит преувеличивать опасения большевиков в том, что Блок такой уж пропагандистский вред причинит им на Западе, как не стоит преувеличивать роль Есенина. Кто они были для большевиков? Букашки, которых смести как сор было очень легко. Нечего фантазировть, это не времена Борджиа. Болезнь Блока клинически не похожа ни на один яд: мышьяк - клиника гастроэнтерита, морфин - кома и быстрая смерть (пример З.Фрейда - три сантиграмма и првет, а Высоцкий по десять в день делал и продолжал играть!)Ни один яд из известных тогда (кроме наперстянки,пожалуй)не дал бы сходную симптоматику, но им своих героев только А.Кристи травила! Чистого дигоксина не было, а порошка наперстянки надо было давать много, а он дает рвоту, так что незаметно не получается. Были еще стрихнин, сулема и други препараты ртути, но они дают или очень быструю смерть, либо желудочно-кишечные сиптомы и почечную недостаточность. Так что ни под какой яд клиника болезни не подходит. сердечные симптомы у Блока были слишком очевидны, а врачи очень опытные чтобы их не обнаружить, да и у самих врачей причины смерти вполне естественные: у пекелиса - инфаркт, у Троицкого - сыпной тиф. Так что эта тема не катит.

Дата: 2012-09-05 13:32:06

Ответить

Юлия

Прочитанное заставляет пересмотреть взгляд на творчество Блока,"поэта без кожи"... Что причина, а что следствие, обстоятельства или стихи... Спасибо за великолепное изложение!

Дата: 2012-08-22 23:34:59

Ответить

Li Sintia

Серьезный труд, большая исследовательская работа, поданная кратко и увлекательно. Скажите, Николай, - не с точки зрения юриста ("Cui prodest?"), а с точки зрения врача - так ли уж не похожи предсмертные недуги А.Блока на отравление? И если версия с отравлением все же имеет право на существование, то чем именно мог быть отравлен А.Блок?

Дата: 2012-08-20 15:07:38

Ответить

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Логин: Пароль: Войти