Актуально

Мысль — начало всему. Как избавляют от зависимости в реабилитационном центре под Рязанью

Какой русский не любит выпить? Этот миф так укрепился в нашем обществе, что сейчас принято считать ненормальным того, кто не пьет. По данным Минздрава, хоть на начало 2017 года потребление алкоголя в стране и снизилось до 10 литров на взрослого человека в год, уровень потребления спиртных напитков в России все еще высок. Немало людей страдает от алкогольной зависимости и не знает, как избавиться от нее. Помочь нуждающимся готовы в различных центрах реабилитации. Один из них находится в Ухоловском районе Рязанской области. Его руководитель Евгений Леднев уверен, что все в руках человека, главное — захотеть.


2018-01-19 Автор: Alisa Комментариев: 0 Источник: UZRF
Публикация

Кто заступится за врача?

 Сейчас чуть ли не признаком хорошего тона стало ругать врачей. Нападками на людей в белых халатах наполнены интернет-ресурсы, многие СМИ спешат побаловать читателей «жареными» историями про то, «как нас плохо лечат». А уж про перемывание костей медработникам в очередях и транспорте даже говорить нечего.

В любой конфликтной ситуации есть две стороны, но почему-то мало кто дает возможность высказать свое мнение представителям здравоохранения. Портал UZRF.ru постарался исправить это досадное упущение. Сегодня наш собеседник — главный врач поликлиники № 2, победитель всероссийского конкурса «Лучший врач-2014» в номинации «Лучший руководитель медицинской организации» Олег Нагибин.

 — Олег Александрович, как сейчас можно охарактеризовать условия, в которых работает поликлиника?

— Сегодня, кроме проблем, связанных с работой по организации медицинской помощи населению, много времени уходит на разбор жалоб от граждан. Свое недовольство они выражают и при личном обращении, и письменно, и по телефону. Заявления направляются во всевозможные инстанции, начиная от администрации поликлиники и заканчивая Минздравом, Генеральной прокуратурой и даже приемной Президента РФ. Сегодня имеются поистине неограниченные возможности для желающих выразить свое недовольство. Этим люди и пользуются. Но ведь каждая жалоба требует детального разбора и ответа, а для этого необходимо время. В результате вместо того, чтобы заниматься лечебным процессом, администрация, врачи, медицинские сестры, регистраторы и все, кто имеет отношение к конкретному случаю, вынуждены заниматься написанием бесконечных ответов на запросы, объяснительных, протоколов заседания комиссии. Это не вносит стабильности и положительных эмоций в деятельность медицинских работников.

Сразу оговорюсь: жалоба жалобе рознь. Если человек указывает на реальные недостатки, недоработки в организации лечебного процесса и приводит соответствующие факты, мы стараемся это исправить. Администрация может не замечать каких-то деталей, которые для населения оказываются очень важными. Исправляя их, мы выполняем главную задачу — сделать медицинскую помощь максимально качественной и доступной. Но таких конструктивных жалоб не так много, около 30 % от общего количества.

— А чем недовольны остальные 70 %?

— В основном они высказывают возмущение, никаким образом не связанное с непосредственным оказанием медпомощи. У нас же большинство людей считает, что можно годами не обращаться к врачу, вести совершенно нездоровый образ жизни, не заниматься физкультурой, а потом, когда что-то заболит, прийти в поликлинику, где выдадут «волшебную таблетку от всего». Но каково же бывает разочарование пациентов, когда они узнают, что такой таблетки нет. И сразу же врач в их глазах становится безграмотным и некомпетентным. И на него пишется жалоба.

Но все почему-то забывают, что утраченное здоровье вернуть невозможно. Надо бережно относиться к своему организму. Можно вылечить болезнь, но, повторю, вернуть растраченное годами здоровье нельзя.

Не менее распространены и такие случаи. Врач назначает пациенту определенный курс лечения: конкретные лекарства, физиопроцедуры, диету и прочее. Но по дороге из поликлиники больной встречает свою соседку, которая начинает ему рассказывать, что когда у нее были подобные проблемы, то ей назначали совсем другие препараты и физиотерапия совершенно не помогала. Или, например, пациент заходит в аптеку, а фармацевт вместо прописанного врачом препарата предлагает аналогичный — дороже или с другой дозировкой. Фактически при этом человек становится заложником фармкомпании, которая вложила деньги в рекламу, возможно, не самого эффективного средства. Ну а соблюдать диету, по мнению большинства пациентов, совсем ни к чему. Результат закономерен: улучшения состояния нет. А кто виноват? Конечно же, врач, потому что плохо лечил. Еще стоит упомянуть интернет и коммерческие клиники. Информация из всемирной паутины вообще не поддается критике. Зачастую там можно найти такие советы и рецепты, применение которых даже здорового человека может привести к смерти. В профессионализме же наших уважаемых коллег из платных медцентров я сомневаться не буду. Но посоветую пациентам осторожнее относиться к их стандартной рекомендации: «Да кто вам такое прописал, приходите к нам, мы поможем по-настоящему». Дело в том, что основная задача любого коммерческого учреждения (медицинского в том числе) — заработать деньги. Поэтому в быстром выздоровлении клиента ни врач, ни клиника не заинтересованы. Из этого складывается прибыль учреждения и в конечном итоге зарплата доктора.

А еще есть хронические жалобщики. Их фамилии в каждом медучреждении, да и в любых инстанциях наизусть знают. Зачастую это люди с психическими расстройствами, которые в силу либерализации закона о психиатрической помощи лечатся не в специализированной больнице, а в районном медучреждении. В их жалобах чего только нет: воздействие от соседей невидимыми лучами, слежка и наблюдение со стороны секретных служб, обворованная участковым терапевтом квартира, геноцид отдельной семьи всеми больницами области. Все это кажется смешным, но по каждой подобной жалобе необходимо давать ответ, а это значит опять объяснительные, докладные, заседания комиссии и прочее.

— Если эти люди хорошо известны не только в поликлинике, но и в контролирующих органах, то почему их заявления пускают в производство?

— Прежде всего потому, что если суд не признал их недееспособными, то они обладают всеми правами российского гражданина, в том числе и правом обращаться в различные государственные инстанции. А закон о психиатрической помощи в РФ запрещает врачам проводить какие-либо действия с пациентом без его письменного согласия.

К сожалению, в большинстве случаев при разборе жалоб превалирует принцип «пациент всегда прав». Хотя логичнее было бы исходить из презумпции невиновности. Я всегда говорю, что если врач или медсестра виноваты, то они должны быть наказаны. Но где ответственность жалобщика? Почему за заведомо ложный оговор медработника он не несет никакой ответственности? Конечно, теоретически его можно привлечь к ответственности через суд, но это занимает много времени, а у врачей его и так не хватает. Но думаю, если бы такой прецедент был, то количество жалоб значительно сократилось бы.

— Как же можно добиться прекращения противостояния врач — пациент?

— Мы ничего не изменим до той поры, пока не создадим нормальные деловые отношения между врачом и пациентом, основанные на взаимопонимании, доверии, конструктивном диалоге. Отношения, где, несомненно, ведущую роль играет врач как профессионал, как лицо, заинтересованное в выздоровлении пациента.

Мы понимаем больного. Ему плохо, он нуждается в помощи, приходит в поликлинику, а тут много народа, кабинетов, специалистов — неясно, куда идти, к кому обращаться. Именно участковый врач должен успокоить больного, поставить предварительный диагноз, объяснить, как лечиться, каков порядок получения медицинской помощи в каждом конкретном случае.

Но городские поликлиники изначально не были рассчитаны на такое количество пациентов. Вспомните, раньше при каждом крупном предприятии были свои медсанчасти, где врачи следили за состоянием здоровья сотрудников. В поликлинику по месту жительства обращались в основном пенсионеры. В 90-е годы, когда предприятия стали закрываться, уже бывшие работники стали пациентами районных медучреждений. Сейчас спрос на медуслуги в государственных клиниках не снижается, а условия работы врачей становятся все жестче. Время приема одного пациента составляет примерно 12 минут, и нужно успеть осмотреть больного, поставить диагноз, назначить лечение и заполнить огромную стопку бумаг. Врачи готовы уделять больше времени больному, но бюрократическая система не позволяет этого делать.

Кроме того, необходимо поднять престиж профессии врача, прежде всего терапевта, в глазах населения. Большинство медработников честно делают свое дело, лечат больных. Если кто-то из врачей допускает ошибку, то не стоит поливать грязью всех медиков. Вернуть уважение врачам будет очень нелегко. И я считаю, что тут нужна большая разъяснительная работа, в том числе и со стороны СМИ. Ведь если бы сняли документальный фильм про один самый обычный рабочий день терапевта или фельдшера скорой помощи, то он мог бы перебить рейтинги самых популярных реалити-шоу и сериалов.


2015-04-30 Автор: Pugnin Комментариев: 4 Источник: uzrf
Комментарии пользователей

Чиркина Е. В.

Хорошая статья. В чем-то автор даже прав, но в очень малом. Тогда кто заступится за пациента? Как правило врачи неприкасаемы. Мне очень понравился отзыв nic-а. Он нашел большой отклик в моей душе. Несколько лет назад в поликлинику при кардиологическом диспансере обратилась моя бабушка. Из-за халатности специалиста данной поликлиники ее не спасли. Мы не стали обращаться в высшие инстанции (бесполезно), а просто пришли к этому врачу, посмотреть в глаза (она поставила неверный диагноз). На что эта женщина нам ответила, что у нее очень много пенсионеров, и все они приходят каждый день, чтобы поболтать (в общем просто так). Вроде того почему она обязана за всеми ними пристально наблюдать. Но она же видела, в таком случае, что моя бабушка обратилась в первый раз за 5 лет, значит у нее действительно что-то болит. Неужели нельзя было уделить ей время? Обратить на нее внимание? Она была очень скромным человеком, и когда врачи три раза теряли результаты ее анализов, она молча шла, записывалась в очередь и пересдавала, как велел терапевт, а время шло (3 месяца это тянулось), болезнь прогрессировала. А такой "специалист" и дальше работает без каких-либо эмоций. Как-будто так и надо. Что это за врачь такой? Не знаю я ответа на данный вопрос. Кто защитил мою бабушку? Почему терапевт не провел ее без очереди в 20 дней, если результаты потеряны по вине врачей? Как так? Поэтому я не люблю обращаться в данную поликлинику. Но недавно пришлось. И знаете ничего не изменилось. Я была просто в ужасе и шоке, не знала то ли плакать, то ли смеяться от наглости моего терапевта (Царькова Е. Ю.) и ее мед. сестры. Когда пришла на прием, первое ощущение было, что высокомерие через край, но списала это на молодость. Я и сама молодым специалистом была (только учителем), знаю какого это. Я пожаловалась на кашель и горло, высказала подозрения по поводу восполения легких. Меня послушали, температуру померили, горло посмотрели. И......назначили мед. осмотр + ФЛГ + лекарства. Как мне сказала Царькова Е. Ю. результаты анализов (ксерокопии) необходимо было забрать на след. утро после сдачи и прийти с ними к ней на прием. Вот что интересно (извеняюсь за подробности) про анализ мочи Царькова Е. Ю. мне рассказывала как 4 -х летнему малышу,а важные вещи, такие как анализ крови- это будет браться кровь из вены(диспансеризация) и что мне будет сделано ЭКГ, наверное, чтобы проверить мои ЛЕГКИЕ никто не захотел сказать. Хотя я предупреждала, что работаю и просто так по больницам ходить не могу. Но Царьковой Е. Ю. было все равно. 2) Как сдавались данные анализы.....это тоже целая история. Пришла я к 8:00 в пятницу на голодный желудок (встала в 6: 00 собрать домашних в сад и на работу) была 3 -я в очереди. Минут 40 ничего не происходило, никто не заходил, никто не выходил. После чего вышла какая- то женщина. После нее стали заходить все по очереди + не пойми кто с другими врачами (все знают, как это происходит в наших поликлиниках). А затем начался беспредел. Я зашла по очереди в кабинет и у меня мед. сестра уточнила оформлена ли я (как я тогда же узнала, что попала я на диспансеризацию и необходимо заполнить бумаги, а потом у меня будут брать кровь), услышав мой отрицательный ответ, мед. сестра сказала мне выйти и подождать, а сама пригласила, тех, кто оформлен. И вот вопрос, что Царьковой Е. Ю. было тяжело предупредить меня об этом? Я заходила в кабинет 3 раза, чтобы сдать анализы, но все три раза меня выгоняли. А затем в 9:30 таже самая мед. сестра, сказала, что я не успела сдать анализы, НОРМАЛЬНО??? Это я то не успела, которая с 8-ми там стояла. Ладно, меня пригласили заполнить необходимые бумаги хотя бы, и внимание: сделали ОЧЕНЬ НУЖНОЕ мне ЭКГ.... И еще после этого, пошла отсидела очередь на ФЛГ. Освободилась где-то к 11 часам. Вопрос: что тяжело было мед. сестре изначально завести меня в кабинет, выдать бумаги, чтобы я их заполнила, и потом взять у меня анализ крови, а пока я заполняю принять кого-то еще? Пол дня в пустую потратила!!! Пришла в понедельник все сдала, девушки сработали профессионально, претензий нет. 3) Самое интересное....................... Во вторник (третий день подряд, а я работаю) возвращаюсь к Царьковой Е. Ю. Пыталась забрать результаты анализов в 8 утра (перед приемом), но меня выгнали и сказали приходить к 9:30. Я пошла к терапевту (надеялась, что либо Царькова Е. Ю., либо мед. сестра во время приема заберут результаты).Кабинеты находятся на одном этаже, через несколько дверей. НО на приеме, когда я объяснила, что работаю, и в отведенное время НИКОГДА забрать результаты не смогу Царькова Е. Ю. ВНИМАНИЕ сказала мне, что мед. сетры нет, и анализы сегодня забрать некому. (Попу ей было трудно и лень от стула отодрать) Но, видимо, чтобы я не возмущалась, сказала, что РЕЗУЛЬТАТЫ ХОРОШИЕ, так как, в противном случае ей бы их уже принесли мед. сестры из лаборатории (все слово в слово повторяю). И чтобы я пришла в другой день, а мед. сестра до этого времени заберет результаты моих анализов. Я согласилась. Дома, когда родители поинтересовались как результаты, я все рассказала. Мама была в ужасе, так как были прецеденты с результатми в данной поликлинике у моей бабушки. И она поша поинтересоваться у Царьковой Е. Ю., почему та не выполняет свои обязанности. ВНИМАНИЕ, ВНИМАНИЕ.... А Царькова Е. Ю. сказала, что Я ВРУ!!!!! (ОКЛЕВЕТАЛА МЕНЯ) Что она предложила мне дождаться результатов до 9: 30 и после этого прийти к ней с ними. Что сказать про положительные результаты она не могла, и не имеет права, ЗАЧЕМ ТОГДА ГОВОРИЛА?????. А мед. сестра моей маме сказала, что она меня ПЛОХО ВОСПИТАЛА, раз Я ЕЙ ВРУ!!!!! ОНА ОСКОРБИЛА МОЮ МАМУ. ЗА ЭТО СУДЯТ вообще то!!!!! Сказала, что не сходила за результатами, потому что у нее пациентов много (В тот день никого не было. Я к ней 3 раза ходила в разное время, ни до меня, ни после меня у нее никогда ни одного пациента не было, уже никто к ней не ходит). Хотя она прекрасно знала, что моя мама говорит правду, как она могла такое сказать? Как язык повернулся? Где совесть у этих двух женщин?? Ответ простой СОВЕСТЬ ОТСУТСТВУЕТ. Только наглость и изворотливость присутствуют. И это "ВРАЧЬ, ДОКТОР" Я в этот же вечер с мамой пришла к Царьковой Е. Ю. посмотреть в ее наглые глаза, а она провела прием как ни в чем не бывало. ПРОСТО ВЕРХ НАГЛОСТИ и БЕССОВЕСТНОСТИ. ЭТО ВРАЧЬ!!! Кто защитит меня от них? 2 недели сплошной нервотрепки, или может это улучшит мое здоровье? К кому идти? Как доказать свою правоту, если в кабинете мы были вдвоем? Ходить теперь к врачам с диктофоном? И как вообще к таким врачам ходить? Я уже не хотела идти, но не привыкла бросать все на пол пути. Она меня, кстати, от ОРВИ уже вторую неделю лечит, улучшений особо нет, а я все по ее рецепту делаю, как не сомневаться в ее компетентности, при том, что человечности, похоже, в ней нет вообще. Кто защитит пациента от врачей?

Дата: 2015-09-07 13:06:30

Ответить

Иванов Иван Сергеевич

Человек работал учителем: слово врач пишет с мягким знаком. ЭКГ у нее легкие проверяет. И это чмо рассуждает о компетентности врача Царьковой? ТЫ там охуела совсем? Больная 5 лет не обращалась никуда, не обследована. Конечно, у дилетанта виноват врач, а не больной, не следящий за своим здоровьем. Про Конституцию вспомнила. Сука, поливать грязью людей...

Дата: 2017-11-03 18:06:16

Ответить

Н.А.Скворцов

В свое время "советская Россиия" публиковала большое интервью тогдашнего министра здравоохранения в.в.трофимова (80-е годы). Жалоб в Минздрав приходило 100000 (необоснованных было 50%, значит тогда ненормальных на свободе было еще больше?) Понятно, почему это происходит: 1) инстинкт самосохранения - базовый: все хотят с руками и ногами дожить до преклонных лет, не болея!;2) 50% - не меньше больных в поликлиниках - психосоматические (аффективные расстройства и т.д.), а их врачи пепрвой линии не знают. Не секрет, что в настроениях общества тревога и депрессия доминируют (чего удивляться, в нынешнем номере "ЛГ" немецкий журналист пишет, что уже через год начнется война США и России! Как обычный гражданин на это должен реагировать? Вот и почва для гипертонии и чего хотите;3) между врачом и больным стоит не суд и компенсация, а жалоба и растирание врача по стенке (россияне всегда любили кляузничать, еще со времен Петра Великого- "Слово и дело"!)Взять с врача нечего, так я ему обгажу настроение!;4) со времен большевиков бесплатная и доступная медицина и образование были демонстрацией превосходства над проклятыми буржуями. Строй сменился, но ведь для успокоения народа надо же какие-то преимущества обозначить. Зряплата - самая низкая в Европе, пенсии и того хуже, значит пусть идут в поликлинику и сбрасывают желчь на врача! Все могут быть некомпетепнтными: чиновники, депутаты, управляющие компании, но врачи- ни-ни. Только вежливость, компетентность и магические руки, умеющие производить чудеса: за 10 дней стационара вылечит пневмонию и т.д. Люди раздражены всем: загаженными подъездами, ужасными дорогами, городом, похожим на помойку, дебильными детьми, пьющим мужем, сварлмвой соседкой, но вымещают все это почему-то на враче! Более того, общество цивилизованней не становится, а значит и лавина жалоб будет нарастать - ведь жизнь то все дороже, хуже и неуверенне, а в словесную риторику первых лиц не верят, пожалуй, уже и они сами! Беда в другом - все эти жалобы - глас вопиющего в пустыне, ничего по-существу не меняющий...

Дата: 2015-04-30 14:56:08

Ответить

nic

В тему:«Диалог о медицине», Н.В.Эльштейн, 1990 (написана во времена СССР) …Отбор студентов в медицинские, железнодорожные, сельскохозяйственные, полиграфические и другие вузы в общем-то проходит по единым принципам. Но коль скоро общество признает особую важность врачебной профессии, то и прием на медицинские факультеты не может находиться в зависимости только от того, насколько хорошо сдал кандидат приемные экзамены. Нет необходимости доказывать, что чувства гуманности или сострадания должны быть присущи врачу больше, чем инженеру или агроному в их профессиональной деятельности. На практике же получается так: говорим-то мы вдоль, а живем поперек... При этом складывается впечатление, что у нас (как, впрочем, и за рубежом) больше уделяется внимания системе подготовки врача, чем системе отбора тех, кто хочет стать врачом. Так, например, анкетный опрос 724 студентов Новосибирского медицинского института показал, что целенаправленная профессиональная ориентация оказывает незначительное влияние на выбор медицинской профессии. Мотивы в большой мере оказались случайными. Аналогичные данные получены в Харькове. При собеседовании с абитуриентами, поступающими в медицинский институт, оказалось, что свыше 50 процентов из них не имеют четкого представления о врачебном труде. Среди студентов (даже среди них!) трех медицинских институтов четкое представление о профессии врача имели 17,5-27,0 процентов, частично представляли себе ее 38,5-51,0, не имели вообще представления 8,0-11,5 и не смогли ответить на вопрос 20-30 процентов заполнивших анкеты... Но всегда ли за мотивами присутствуют необходимые человеческие и интеллектуальные качества? Можно усвоить минимум технических приемов, но трудно преодолеть черствость и безразличие к другим людям, что будущему врачу абсолютно противопоказано. Известный советский хирург С. С. Юдин считал, что нехватка знаний - беда поправимая. Нехватка природных способностей более опасна, ибо даже большим прилежанием нельзя восполнить то, чем обделила природа. «... Выработать любовь к делу, к избранной специальности почти невозможно, как нельзя насильно полюбить человека!» - писал он. Способность реагировать на чужую боль, как и чувства вообще, нельзя заменить протезом. И все же какие-то дополнительные критерии или тесты к экзаменационным оценкам нужны (речь идет об абитуриентах, решивших заняться врачеванием). Подход, естественно, иной к тем, кто собирается посвятить себя теоретической, экспериментальной медицине, лабораторному делу и т. п. Применение тестов не идентично тестированию, которое сводится к математическому фетишизму полученных данных, к абсолютизации метода. В Таджикском медицинском институте ежегодно более 200 человек, подавших заявления, после беседы с членами приемной комиссии меняет свой выбор. Высказываются мнения, что на собеседованиях до поступления в медицинский вуз надо давать психологические задачи, «сталкивая» абитуриентов с человеческой бедой, выяснять их реакцию. Правда, в этих случаях абитуриент может и «сыграть в добропорядочность». Желательно, чтобы поступающие на медицинские факультеты писали сочинения, например, на такие темы, как «Почему я решил стать врачом», «Как я себе представляю труд врача» и т. п. В этом, безусловно, есть известный смысл. Во Франции (например, в Лионе) пригодность к врачебной деятельности проверяют уже после поступления на медицинский факультет. Применение тестов приводит после первого курса к отсеиванию чуть ли не половины студентов. Примерные проценты отсева студентов с первого и второго курсов (без тестирования) у нас значительно ниже. Они известны. Не рационально ли набирать большее число абитуриентов с тем, чтобы отбор лиц, годных для медицины, осуществлялся уже в процессе учебы? И, конечно, использовать также тесты. В США при профессиональном отборе широкое применение нашел «Миннесотский многофазный личностный тест», или сокращенно MMPI («Minnesota Multiphasic Personality Inventory»), который уже к 1960 году был переведен на 16 языков. В том числе и на русский... Итак, число врачей. Их действительно много. Больше, чем в прошлые времена. Дореволюционная Россия была обеспечена врачами в 8 раз хуже, чем США. В СССР обеспеченность врачами на 10 тыс. населения более чем в 11/2 раза выше, чем в США. Явление это само по себе положительное. Но важно, чтобы за внушительными цифрами не упустить то, что всегда делало нашу специальность самой человечной и нужной. Высшие учебные заведения дают в настоящее время достаточно широкое образование. Что касается воспитания личности, то оно, как мне кажется, отстает. В связи с материалами приведенной выше анкеты опроса посетителей поликлиник, за «круглым столом» «Литературной газеты» мне был поставлен интересный вопрос: «Согласно вашим данным, большинство ценит у врачей вежливость, а не профессиональные достоинства. К вежливости же сводятся подчас и требования к врачу, которые звучат в выступлениях прессы. Не ослабляет ли это у врачей стимула к подлинному профессионализму?..» Замечу, что зарубежная деонтология пропагандирует иногда даже сознательную «сухость» отношения врачей к больным. Считают, что сокращение дистанции между врачом и больным ухудшает психологическое воздействие на последнего. Автор нашумевшей в двадцатых годах книги «Врач и его призвание» Эрвин Лик прямо призывал к тому, чтобы пресловутая дистанция сохранялась при любых обстоятельствах… проявление доброжелательного отношения к больному - важный элемент лечебного воздействия, поэтому без него немыслим «профессионализм». В силу этого едва ли правильно ставить вопрос «или... или». Тем не менее, если бы передо мной возникла необходимость обязательного выбора, я бы предпочел неприветливого, но знающего свое дело врача тому, кто добр и часто улыбается, но лечить не может. Существует мнение, что в век компьютеров женщины «гуманизируют» врачебную профессию. Вопрос о том, как влияет на сегодняшнюю медицину увеличение среди врачей удельного веса женщин, конечно, не однозначный. По данным, опубликованным Всемирной организацией здравоохранения, и некоторым другим источникам, самый высокий процент женщин в здравоохранении Советского Союза - 72,5. В Испании женщины-врачи составляют 3,5 процента, в Японии - около 5, в Италии - 6,3, в США - 7,0, во Франции - 13,5, в Англии - 25,0, в Венгрии - 28,7, в Румынии - 36,4, в Чехословакии - 37,8, в Польше - 46,6 процентов женщин и т. д. Во многих капиталистических странах женщине-врачу часто не доверяют. В этом можно усмотреть проявление деформированных представлений не только об их способностях, но и о целях, которые они ставят перед собой, поступая в высшее учебное заведение. Считают, что в США женщины поступают в университеты, чтобы найти мужа. Именно поэтому они и... бросают учебу: либо уже с тем, чтобы выйти замуж, либо из боязни, что избыток культуры помешает найти мужа. Для женщин придумали даже новый диплом: вместо «Ph. D.» - доктор философии, там значится «Dh. Т.» - искусство способствовать успехам своего мужа. Но будем откровенны: возможность женщин отдавать свое время и знания медицине… меньше, чем у мужчин. «Как это ни грустно, - пишет профессор С. Я. Долецкий, - но с девушками в медицине сложнее, чем с ребятами. Замужество, немобильность при распределении, уход с работы - временно и навсегда, если интересы семьи ставятся выше профессиональных, особенно когда позволяет материальное положение. Юноши в данном случае понадежнее». Когда же мною были анонимно опрошены терапевты по вопросу о том, что делается ими для повышения своей профессиональной подготовки, мужчины в этом отношении выглядели лучше. При опросе терапевтов Эстонии (а среди них женщины составляют подавляющее большинство) выяснилось, что они предпочитают курсы повышения квалификации длительностью не в четыре месяца, а в один-два. Сказывается, конечно, семья... Из различных социологических исследований известно, что женщины имеют в два-три раза меньше свободного времени, чем мужчины… Надо поэтому искать пути, при которых в меньшей мере возникали бы коллизии между семьей и медициной. Искать. А не ограничиваться констатацией того, что у мужчин и женщин равные права. Права-то равные, а обязанности и реальные возможности разные. Это понимают здоровые. Когда же больной приходит к врачу, ему до этого дела нет. И не должно быть. Сколько стоит бесплатность? Богатство - не в самом обладании богатством, а в умении целесообразно пользоваться им. М. Сервантес Бесплатность медицинской помощи. Это социальное завоевание трудно переоценить. Вспоминается, однако, разговор с одним французским врачом. - У вас посещение врача совершенно бесплатное? - Да. - Хм... А у нас некоторые пациенты считают, что то, что не стоит денег, действительно этого не стоит... Едва ли этот тезис заслуживает того, чтобы его оспаривать. Не случайно в новой Конституции зафиксировано, что право на здоровье обеспечивается и бесплатной квалифицированной медицинской помощью. Всю значимость этого можно прочувствовать, оказавшись в капиталистической стране и узнав, во что обходится там человеку болезнь. Один из персонажей известного романа Синклера Льюиса «Эроусмит», профессор-отоларинголог, твердо верил что гланды существуют в человеческом организме только для снабжения врачей-специалистов автомобилями. Кому-то может показаться, что это художественный вымысел. …в 1977 году было сделано 2 миллиона ненужных операций, обошлись они в 4 миллиарда долларов и скончалось из-за них 10 тысяч человек (Science News, 1979, v. 115, N 1, p. 9). в США … какое-то двойственное отношение к врачебной профессии. С одной стороны, она вызывает зависть: не секрет, что частнопрактикующий врач зарабатывает много; с другой - к нему не скрывают неприязни из-за того, что он наживается на болезнях. Небезынтересно было также наблюдать, сколь часто, узнав, что я врач, у меня пытались попутно получить медицинскую консультацию. Она ведь денег не стоила, людей понять можно было... Весьма примечательно, что Международная ассоциация врачей штата Иллинойс (США) сочла необходимым разработанных принципах медицинской этики выделить параграф, в котором говорится: «Врач не должен клянчить гонорар у больного...» Укладывается ли в нашем представлении стачка, сорганизованная в 1964 году по финансовым соображениям бельгийскими врачами, отказавшимися оказывать медицинскую помощь больным? А чего стоит один заголовок статьи W. Schweisheimer (1974): «Проблема «профессионального этикета». Должен ли врач бесплатно лечить другого врача и членов его семьи?»! Нужны ли к этим фактам комментарии? И все же трудно подчас отрешиться от мысли о том, что легко получаемое не всеми ценится. Эпидемия гриппа. У каждого врача десятки вызовов на дом. Один из них - к пожилому человеку, оказавшемуся здоровым. Он решил жениться, а будущая супруга потребовала его врачебного освидетельствования. Смешно? Нет. Грустно. Даже с учетом того, что стремление к семейному счастью носит подчас неудержимый характер, не следует превращаться в чеховских Абогиных. Другой вызов на дом. Больной, оказывается, ушел в город. Врач возмутился. Супруга пациента пристыдила врача: «Вы же за это зарплату получаете...» Мне могут возразить, что подобные случаи единичны. Согласен. Но, к сожалению, имеются и другие, уже более массовые проявления неумения пользоваться бесплатной медицинской помощью. В Таллине ежегодно регистрируется несколько сот ложных вызовов «скорой помощи», в Ленинграде и Киеве в 1973 году их было по 6000 в каждом из городов. В Москве в 1982 году 7 процентов вызовов оказались ложными и необоснованными. Выезд обходится государству в среднем от 6 до 20 рублей. В итоге - это тысячи рублей! В одном случае «скорую помощь» вызывают к потерявшему голос попугаю, в другом - чтобы выяснить, не может ли съеденный после коньяка лимон обострить язву желудка. В Варшаве «скорой помощи» было разрешено в таких случаях штрафовать. Но дело не только в деньгах. Ведь из-за ложного вызова «скорая» может к кому-то не успеть и кто-то может ее не дождаться. Другой пример. Известно, что органы здравоохранения требуют от врачей активного наблюдения за определенными группами больных - их диспансеризации. В то же время примерно каждый пятый пациент на вызовы терапевтов не приходит. Врач ждет, время на каждого больного специально планируется, и каждый неявившийся человек обходится государству (за счет зарплаты медицинскому персоналу) около одного рубля. На первый взгляд - немного. Но число диспансерных больных, не являющихся в положенные сроки, исчисляется только по Эстонии тысячами! Явление это повсеместное. Академик Е. И. Чазов отмечает, что, несмотря на все усилия врачей, удается охватить диспансеризацией лишь 75 процентов кардиологических больных. У нас нет классовых корней заболеваемости, но болезни всегда социально обусловлены и прямо или косвенно связаны с образом жизни людей. Речь идет не о теоретических проблемах. Эти положения важны практически, ибо снижение заболеваемости зависит не только от уровня медицинской науки и усилий медицинских работников, как некоторые думают, а преимущественно от социальных условий жизни и борьбы за здоровье, проводимой всем обществом, от того, как человек сам относится к своему здоровью. Успехи здравоохранения, впрочем, тоже социально обусловлены и тоже зависят от этого. Поэтому, например, рост средней продолжительности жизни в Советском Союзе и ликвидация многих инфекционных заболеваний являются в первую очередь отражением общегосударственных мероприятий, направленных на укрепление здоровья советского человека. Возвращаясь к проблемам бесплатности медицинской помощи, я был бы не прав, утверждая, что мы сами, медицинские работники, ее всегда правильно используем. Среднее пребывание больного на больничной койке в США (по всем специальностям) более чем в два раза короче, чем в СССР. Ясно, что на показателе стационаров США сказывается платность. За десятилетие 1960-1970 гг., как заявил бывший президент Р. Никсон, стоимость медицинского обслуживания возрастала в США вдвое быстрее, чем общая стоимость жизни, а увеличение платы за больничное лечение в 5 раз опережало рост других цен. Плата частнопрактикующему врачу возросла за эти же годы на 57,7 процента, а плата за день больничного лечения на 155,6 процента. Эти же тенденции заметны и в последнем десятилетии: стоимость лечения в среднем увеличивалась на 8,3 процента, а в больницах - на 15-16 процентов ежегодно. Не удивительно, что 30 процентов больничных коек в США пустует и около трети пациентов выписываются из больниц досрочно. Между тем у нас нередко обследование больных проводится замедленно, в результате чего их без достаточных оснований держат на больничной койке дольше, чем это требуется. По данным, приведенным министром здравоохранения СССР, выборочная оценка экспертов показала, что врачи стационаров задерживают обследование на 4-9 дней в 15-20 процентах случаев, а у 17 процентов больных обследования в поликлинике и больнице напрасно дублируются. Известно, что в капиталистических странах любое лабораторное или инструментальное исследование является платным. В Копенгагене, например, общепрактикующий врач за год направляет на лабораторные исследования не более 200-300 больных (на участке всего около 3500 жителей), на каждого из которых приходится в среднем по 4 анализа. В целом это, конечно, мало. У нас участковый терапевт направляет на исследования почти каждого посетителя поликлиники. Это в значительной мере оправдано, ибо главное направление нашего здравоохранения - профилактика, забота о «здоровье здоровых». На это денег жалеть нельзя. Но сколько делается повторных исследований, не всегда обоснованных или таких, без которых можно обойтись! Нет ли во всем изложенном оборотной стороны того явления, когда ни больной, ни врач не считают «не свои» деньги? А может быть, речь идет все же о наших деньгах?! В капиталистических странах выбор врача - это заведомо разные возможности выбора и сознательное разделение медицины на плохую и хорошую. У нас - это равные возможности и стремление еще выше поднять качество медицинской помощи. Почему нельзя, например, условно объединить три-четыре смежных участка, соответственно увеличив перед населением возможность выбора врача тоже в три-четыре раза? При той же суммарной (для всех этих врачей) заработной плате она может стать дифференцированной для каждого из них, с поправкой на посещаемость больных. Наверняка, кто-то из четырех врачей окажется лучшим. Таким врачам можно присвоить и более высокую категорию, которая также дает надбавку к зарплате. А те врачи, которые окажутся хуже? Либо они сделают выводы и улучшат свою работу, либо их надо перемещать на менее ответственные или не связанные непосредственно с приемом пациентов участки работы.

Дата: 2015-04-30 14:51:24

Ответить

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Логин: Пароль: Войти