Актуально

Серебряные зубки — кариесу на страх

Серебро — это один из самых необычных металлов, с которыми когда-либо имели дело люди.


2019-11-26 Автор: admin Комментариев: 0 Источник: UZRF
Публикация

Rp: Долгая счастливая жизнь

Когда у человека болит сердце, он знает, что надо идти к кардиологу. А что делать, если болеть начинает душа, и собственных сил справиться уже не хватает. Где проходит грань между любовью к работе и трудоголизмом, между привычкой и патологией. В «медицине душ» нет понятия нормальности. Все это индивидуально, но только до того времени пока это «не мешает жить». Алексей Меринов, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии Рязанского государственного медицинского университета им. акад. И.П. Павлова рассказал корреспонденту портала UZRF.ru о том, как жить счастливо и куда идти в случае сложных жизненных проблем.

 

— Алексей Владимирович, расскажите, чем психологическая проблема отличается от психической патологии? Где проходит та самая грань, переступив которую, человек прекращает быть нормальным?

— Так уж повелось, что большинство людей в нашей стране, к сожалению, плотно ассоциируют понятия психологической проблемы с психической патологией, но это кардинально разные понятия. Каждый из нас в какой-то момент встречается с жизненными трудностями, с которыми возможно бороться за счет своих собственных ресурсов, но не всегда на это есть время или силы. То есть человек может пытаться разобраться с проблемой сам, находя свои пути решения, тратя на это уйму времени, а может обратиться к специалисту, который, безусловно, поможет. Психологи и психотерапевты работают c психологическими проблемами. Психические патологии входят в специальный реестр заболеваний и имеют определенную клинику, динамику и прогноз. Практически каждый из нас имеет некоторые нарушения, которые могут выглядеть, как определенные психические заболевания и с другой стороны таковыми могут и не являться. Например, перед важной встречей вы можете поплевать через плечо два раза, если вы суеверны, можете сделать это дважды, но если вам начинает причинять это какой-то дискомфорт, и вы делаете это уже 237 раз, то такое поведение начинает вмешиваться в вашу жизнь, выводя вас за рамки нормального состояния функционирования. В таком случае мы уже говорим о заболевании, склонности к навязчивым состояниям. С другой стороны в психиатрии есть расстройства психотического уровня, когда связь человека с реальностью становится зыбкой, у таких больных появляются галлюцинации, бред. У пациентов психотическими расстройствами отсутствует критика своего состояния, они не считают себя больными.

— Но все же, сейчас, не так много людей обращается к психотерапевтам...

— Психическая стигматизация, то есть наклеивание ярлыков, в нашем обществе, очень распространена. Это то, чего люди боятся больше всего. Многие страшатся прийти к психотерапевту или психологу из-за того, что у нас нет культуры обращения к подобным специалистам, она только формируется. Поэтому так много колдунов, целителей и магов, которые обещают решить все те проблемы, которыми занимаются психологи. Отношение к психотерапии, как к чему-то карательному, приводит к тому, что к психиатрам попадают люди уже в критическом состоянии. И мы теряем время, а в психиатрии время — самая критичная величина.

— Мнительные люди, часто рефлектируя, выявляют у себя у себя множество различных заболеваний. Можно ли это отнести к отклонениям?

— Это можно отнести к личностным особенностям человека. Суть этого несущественного отклонения обычно заключается в следующем: у человека есть реальная проблема в совершенно объективной сфере, но он по какой-либо причине ее игнорирует, так как решение вызовет дискомфорт. И тогда человек начинает рефлектировать, находя у себя другие проблемы, которые ему решать просто-напросто удобнее. Подобное смещение акцента, является психологическим защитным механизмом. Например, человек, в чьей жизни нет ничего интересного, кроме рабочего стола, вдруг заболевает. Его недуг становится той самой изюминкой, про которую можно поговорить, которая, по его мнению, выделяет его из толпы обычных людей, и отвлекает от обыденных дум. Очень часто подобное смещение имеет символическое значение для пациента. Есть и другой источник проблемы, вместо того, чтобы думать о чем-то главном, проще решать какие-либо иные менее важные проблемы. Например, представьте, лежит в онкологическом стационаре женщина, которой осталось жить несколько дней. И она просит своего лечащего врача пригласить к ней не родственников, а пластического хирурга, чтобы сделать укол ботокса в область морщин на лбу. С точки зрения психолога, эту женщину очень просто понять: думать о косметическом дефекте гораздо лучше, чем думать о том, что ты умираешь.

— Алексей Владимирович, скажите, а когда забота о здоровье переходит черту нормальности?

— Патологией и поводом для обращения к специалисту можно считать состояние, которое «мешает» человеку и причиняет социальный дискомфорт. Так, при мизофобии, заболевании, связанном с навязчивым желанием мыть руки, человек осознает свою проблему и понимает, что с ней необходимо бороться. Возьмем, например, мазохизм, пока человека устраивает такая сексуальная активность, зачем ему куда-то обращаться? Но если мазохист осознает, что потребность в страдании начинает ему мешать, и это распространяется на всю остальную жизнь, то в этом случае стоит обратиться к специалисту.

— А если это не выходит за рамки постели и не мешает жить, такой тип поведения не является отклонением?

— Да, это вариант нормы поведения. Сейчас, это тоже самое, что и гомосексуализм. Оно не является какой-то патологией, но если человек в результате гомосексуальных отношений понимает, что это ему мешает жить, он этого не хочет, тогда он может обратиться к врачу.

— Примерно год назад ВОЗ признала любовь психическим заболеваниям. Что вы думаете по этому поводу?

— Я бы не стал относить все любовные отношения в психическую патологию. Влюбленность и любовь — это главная движущая эмоция, которая является самой значимой для человека. И, безусловно, она не является никакой патологией. Существует такая наука, как аддиктология, которая изучает зависимости. Они делится на два больших класса — зависимости от химических веществ (наркотики, алкоголь и тп.) и нехимические зависимости, которые в нашем обществе обретают всю большую значимость (это игровая зависимость, интернет зависимость). Говорить о любовной аддикции стоит тогда, когда чувство полностью поглощает человека, не являясь объективным и обоюдным. Это влияет на его социальную функцию, для него любовь приобретает характер мономании. Он не способен думать больше ни о чем, и здесь уже приходится говорить о расстройстве и о необходимости врачебного вмешательства. Есть и другой вариант: человек за счет любви пытается самоутверждаться. Не поддерживая какие-либо длительные отношения, часто меняет партнеров, человек легко влюбляется, манипулируя отношениями, получая удовлетворение, это тоже не любовь, а любовная аддикция.

— А как это лечится, таблетками?

— Обычно, это лечится психотерапевтически, но есть и попытки лечения медикаментозными препаратами, поскольку считается, что в основе любовной аддикции лежат иные эмоциональные расстройства, в том числе и депрессии, тревожного характера. Это не изобретение нового века, та же история Пигмалиона, влюбленного в скульптуру Галатею. СМИ зачастую не совсем правильно интерпретирует новости медицины, отсюда, люди, услышавшие знакомые слово «любовь» все сгребли под одну гребенку — прекрасное с ужасным, болезненное со здоровым. Необходимо четко дифференцировать взаимоотношения между мужчиной и женщиной и патологическое желание обладать, порабощать, постоянно быть с объектом, который, чаще всего, этого не жаждет.

— Сексоголизм — одно из распространенных заболеваний нашего века, скажите, чем отличается сексоголик от человека с повышенным либидо?

— Способность к сексуальной активности и у мужчины и у женщины детерминирована биологическим и генетическим контекстом. У сексоголика жизнь крутится вокруг одной темы, он возводит свою сексуальную жизнь в абсолют, ставит ее во главу угла. Чаще всего, корни этой проблемы кроются в заниженной самооценке. Зачастую это желание постоянно доказывать свою способность к фертильности, способности быть сексуальным. Для мужчины это сродни эксгибиционизму, показывая свои гениталии, он пытается продемонстрировать, что он мужчина. Он ждет реакции и получает ее. В основе — то же самое желание доказательства, психологический конфликт.

С нимфоманией ситуация немного иная. В мире сложилось так, что женщина должна выступать скорее в пассивной роли, а в связи с процессами эмансипации, стереотипы сексуального поведения, которые раньше были мужскими, перенимаются женщиной. Немаловажную роль играет и популяризация подобного гиперактивного сексуального поведения. Хотя проблемы подобного характера кроются также в детстве.

— А что касается трудоголиков, их проблемы также кроются в детском возрасте?

— Человек мог быть воспитан, в той среде, где поощряется позитивное отношение к труду. Эти люди будут работать, следуя примеру своих родителей, но трудоголиками они не станут. Работа не станет философией их жизни. Трудоголики же не отдыхают, у них нет на это времени, они боятся и не умеют отдыхать. Такие люди подобны Сизифу, катящие в гору постоянно срывающийся вниз камень. Представьте, что есть гора с маленькими уступочками, на которых человек может остановиться и отдохнуть, любой трудоголик скажет вам, что у него есть цель — докатить этот самый камень до конца горы, и пока он не закончит процесс, он не может думать ни о чем больше. Трудоголик должен постоянно действовать, он считает, что остановка смерти подобна. И действительно, тематика смерти присутствует в жизни таких больных, без работы у них появляются совершенно мрачные мысли, потому как настоящую жизнь они заменяют трудом. Дело в том, что большинство трудоголиков воспитаны в таких рамках: родители говорят ребенку, что он хороший, только когда он успешен. Ребенок начинает понимать, что если он не достигает чего-то, то он не получает эмоционального ответа. И, соответственно, он постоянно должен выкидывать эти флажки достижений. Человек проживает не свою жизнь, уверенный в том, что «меня любят, если...», нуждающийся в постоянном одобрении из вне.

— Давайте перейдем к «новейшим» заболеваниям: не так давно вегетарианство, веганство и сыроядение внесли в список психологических патологий. Поясните почему?

— Это вопрос, опять же, спорный, к огромному сожалению, действительно, среди вегетарианцев встречаются люди, обладающие специфическими психопатологическими характеристиками. Я не говорю, что это какие-то серьезные психические отклонения, но все же, определенные личностные особенности присутствуют, которые зачастую, транслируются своим детям, для коих полноценное питание является обязательным. Подобное поведение никогда не должно быть возведено в функцию сектантства, религиозного верования. Родитель, навязывающий свою точку зрения в плане пищевого поведения, поступает, на мой взгляд, не совсем верно. Научно доказано, что веганство, например, не приносит пользы организму, но тем не менее, что-то заставляет человека, обладающего интеллектом не верить ученым, академикам.

— Если это болезнь, значит, у нее есть какие-то корни. Что может произойти такого в жизни человека, чтобы он оказался от мяса?

— Чаще всего это воздействие группы, сейчас также весьма влиятельны интернет-ресурсы. Счастливый, социально и финансово человек в жизни не будет искать никаких особых форм поведения, которые сделают его еще чуть более счастливым. Это будто попытка купить какой-то внутренний покой, для меня, как для психиатра, это чаще обозначает не страх и не борьбу за сохранения видов животных. Я могу понять отказ от пищи, в том случае, если человек долгое время жил в Индии, занимался йогой, является последователем определенной философии, не только в физическом, но и психологическом плане. Но у нас основная масса людей путает следствие с причиной.

— Ну что ж, раз в работе и травоядении счастья нет, дайте формулу счастья от психиатра.

— Эта жизнь дается человеку один раз, время в ней ограничено. Все что вокруг нас происходит — прекрасно, солнышко каждый день встает для нас, другое дело, что мы можем этого не замечать. Не стоит превращать жизнь, которая летит, как экспресс, в череду разборов того как жить, гаданий на тему того, что будет дальше, на ссоры, выяснения отношений, на рассуждения почему я не президент, одним словом, на пустоту. Мы слишком много времени тратим на вещи, на которые даже не стоит обращать внимания. Надо жить, замечать солнышко, пение птичек, надо быть включенным в эту жизнь, как можно меньше уходить в цифровую сферу. Позволять себе чувствовать то, что чувствуешь на самом деле, иногда плакать, смеяться, любить, иметь хороших друзей, позитивно к ним относиться, иметь людей, с которыми можно поделиться, которые вас поймут, поддержат вас в трудную минуту. Но самое главное — жить, быть включенным в эту жизнь. И еще один нюанс, очень важно, когда ты ложишься спать, знать, что этот день ты прожил хорошо, по-доброму. Главное еще чтобы был мир внутри себя, без внутренних конфликтов и самокопаний. И тогда вы будете счастливы.

Беседовала Карина Кожаринова


2012-04-16 Автор: Merinov_A.V. Комментариев: 2 Источник: UZRF
Комментарии пользователей

nic

Карина, ты молодец! Растешь!

Дата: 2012-04-17 09:41:40

Ответить

pavel

Отсутствие радости в глазах лишь напоминают о неудовлетворённости и внутренних противоречий в самом индивидуме.Вам нужно разобраться со своими внутренними противоречиями и обретя гармонию в самом себе давать людям комментарии.

Дата: 2012-04-20 05:26:12

Ответить

Оставить комментарий:

Имя:*
E-mail:
Комментарий:*
 я человек
 Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-ФЗ
«О персональных данных» от 27.07.2006 и принимаю условия Пользовательского соглашения
Логин: Пароль: Войти